Интервью с Ириной Цветковой для Arbitr.ru

Интервью с Ириной Цветковой, основателем сервиса финансирования судебных споров PLATFORMA для Telegram-канала Arbitr.ru о Legal Tech,  концепции Platforma,  сложностях при создании проекта и его будущем.


 Скажите, можно ли ваш проект отнести к сфере Legal Tech? Я вижу свежую идею- да, но весь остальной процесс на мой взгляд стандартный, или есть личные разработки и методы, которые говорят об обратном.

— В 2017 мы победили в конкурсе LegalTech-стартапов на конференции Skolkovo LegalTech. Нас признали самым перспективным юридическим стартапом. Так что вполне можно.

На самом деле рынком сейчас правит хайп. На пике — 3 модных понятия: искусственный интеллект, блокчейн и смарт-контракты. В то же время есть ряд не таких модных инноваций, которые помогают истцам отстоять свои права и повышают доступность права. Это так называемые “альтернативные способы разрешения споров”, например, медиация, онлайн-разрешение споров и судебное финансирование . На мой взгляд, за ними будущее.

— В продолжение тематики, убьет ли Legal Tech работу юристов? Например, до сканирования  всех документов, поступающих в суды совсем близко, сделать мощную программную аналитику доказательств возможно, разработав сетку под каждые виды кейсов, осталось только соединить все с массивом судебной  практики, которая сейчас хорошо обрабатывается и юрист не особо нужен.

— Думаю, искусственный интеллект еще не скоро сможет полностью заменить юристов. Особенно по сложным трансграничным спорам. Но он вполне может взять на себя некоторые функции младших юристов, сократить функционал нотариусов, экономить время юристов при ответах на стандартные вопросы и обрабатывать большой объем информации. 

Расскажите кратко о концепции Platforma

— Мы первый российский онлайн-сервис по судебному финансированию (third-party funding). Помогаем истцам найти финансирование для судебных споров, а инвесторам – получать прибыль в результате такого инвестирования (альтернативные инвестиции).

Модель выглядит так: истец привлекает квалифицированных юристов и при этом не несет затрат на судебный процесс – все издержки покрываются привлеченными инвесторами. Истцом может выступить и юридическое, и физические лицо. 

Инвесторы берут на себя все затраты истца на судебный процесс и в случае успешного окончания дела получают процент от присужденной истцу компенсации. Участие инвесторов усиливает позицию истца в суде и дает возможность противостоять финансово сильному ответчику в долгих судебных спорах. 

Одно из громких дел с нашим участием  – иск нашей Олимпийской спортсменки Марии Комиссаровой к клинике доктора Блюма. Этот иск был поддержан PLATFORMA как социально значимое дело. История не только про Марию, но и про всех людей, попавших в аналогичную ситуацию. 

Дело оказалось непростым. Сейчас оно находится в апелляции. Мария просила взыскать 51 миллион рублей убытков и компенсацию морального ущерба в размере 5 миллионов рублей с клиники, в которой она проходила реабилитацию. Врачи клиники обещали ей полное восстановление двигательных функций. Однако по факту медицинская реабилитация с целью возвращения подвижности обернулась занятиями в тренажерном зале в течение полутора лет и не принесла результатов.

Иск был удовлетворен частично и сейчас дело находится в апелляции. Кроме того, в июле СК завел уголовное дело на директора клиники.  О

— Как к вам пришла идея создать PLATFORMA?

— В новогодние праздники 2016 года во время подготовки к получению степени LLM в Лондоне я писала работу по финансированию судебных процессов. Решение о создании PLATFORMA было принято, как только поняла, что это может работать в России. Продолжая учиться в Лондоне, нашла  проектировщиков и уже через 9 месяцев, в декабре 2016 года был запущен онлайн-проект. Тогда ничего подобного в России не было. 

Какие сложности возникли при реализации проекта?

— Было много скепсиса и недоверия. Нам говорили, что эта схема не будет работать в России. Спрашивали, законно ли это. Но никаких запрещающих законов на этом рынке нет. 

Однако были и те, кто поддержал нас. Идея нашла понимание в судейском сообществе. В апреле 2017 года председатель Совета судей, судья Верховного суда РФ Виктор Момотов выступил в поддержку финансирования судебных процессов на одной из конференций. Нам это было очень важно. В дальнейшем мы провели совместно круглый стол в рамках “Деловой России” на тему судебного финансирования. Кроме того, наши перспективы в итоге высоко оценило профессиональное сообщество: в 2017 году мы стали самым перспективным  юридическим стартапом на конкурсе Skolkovo LegalTech и самым перспективным финансовым стартапом на FinNext-2018. Мы первые кто провел панель на тему финансирования судебных споров в рамках ПМЮФ, в этом году в дискуссии приняли участие Денис Новак (Министерство юстиции), Владимир Груздев (АЮР), Сергей Пепеляев (“Пепеляев групп”), Татьяна Андреева (ВАС РФ) и многие другие.

Вторая сложность – нам пришлось создавать рынок с нуля, объяснять, что такое судебные инвестиции и почему они дают доступ к правосудию. Мы взяли на себя просветительскую функцию: объясняли в своем блоге, как финансирование судебных споров работает на Западе, собирали кейсы,  публиковали переводные статьи. 

Опишите портрет инвестора Platforma, это частные инвесторы, фонды, инвестиционные компании?

— На Западе в судебные споры чаще вкладываются юридические лица. У нас же иная ситуация. Сейчас 80% инвесторов, которые финансируют иски через Platforma, – это частные инвесторы. Среди инвесторов немало представителей юридического сообщества. 

— Какова средняя доходность кейса для инвестора, дайте интервал показателей?

— Доход инвестора зависит от сроков рассмотрения дела  и процента который платит истец, можно посмотреть нашу таблицу из презентации, в среднем составляет от 30% от суммы вложений.

— Какова Ваши планы с связи с введением в законодательство института коллективных исков?

— Platforma готовит первый коллективный иск, который будет подан по новым правилам. Это иск к компании FemFatal, продававшей голубую сыворотку от акне через Instagram. 

По мнению группы потребителей, компания вводила покупателей в заблуждение, используя в косметике антибиотик и не указывая его в составе продукта. Клиенты не раз жаловались в комментариях на раздражение кожи, возникшее после использования косметики. Менеджеры компании объясняли этот эффект индивидуальной непереносимостью компонентов. 

Летом блогер YouTube Катя Конасова провела собственное расследование, в ходе которого получила данные, что бренд вводил в заблуждение потребителей. Она обнаружила, что при изготовлении косметики использовался дешевый антибиотик тетрациклин. 

После выхода видео на сайт Platforma поступило 473 заявки, общая сумма требований по иску уже составила около 9 миллионов рублей. Большинство пострадавших — девушки до 25 лет, купившие голубую сыворотку от Instagram-бренда и разочаровавшиеся в ней. Процесс проходит с привлечением инвестиций. 

— Сколько человек у вас в команде?

— В команде 12 постоянных сотрудников. Это юристы, финансисты, служба PR и маркетинга, бухгалтерия, администрация. В зависимости от задач и проектов привлекаются на аутсорс IT-специалисты, веб-дизайнеры, копирайтеры, юристы и т.д.  Для получения экспертизы по поступающим искам и ведения дел привлекаем юристов-партнеров. Это как крупные, так и небольшие юридические компании. Почти все они – узкоспециализированные юристы. У каждого из них есть своё направление работы – например, медицина, международный арбитраж или защита прав потребителей. 

Какой процент оставляет себе платформа при реализации финансирования судебного дела и на какой стадии процесса это происходит?

— Взимается комиссия от суммы инвестиций в рассмотрение дел и/или  success fee (в случае успеха). Комиссия Platforma  в среднем составляет 10% . 

Platforma финансирует коммерческие споры с хорошо обоснованными убытками, которые в несколько крат больше, чем ожидаемые расходы на ведение дела. Срок рассмотрения спора также влияет на принятие решения. Критериями оценки каждого иска являются также платежеспособность ответчика (ответчик должен быть способен исполнить судебное решение) и  стоимость судебного разбирательства (затраты на судебное разбирательство должны быть прогнозируемы). Инвестиции могут быть привлечены на любой стадии, включая стадию приведения в исполнение.

— Какой процент от кейса оставляют себе юристы?

—Процент юриста обсуждается индивидуально.

— Вы могли бы на примере одного кейса немного раскрыть структуру расходов, я выбрал кейс о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму 136 млн. долларов с расходами в 1.5 млн. долларов?

— В данном кейсе расходы складываются из нескольких составляющих: оплаты услуг юристов и поиска активов, а также экспертных услуг, госпошлин, travel-затрат, услуг нотариусов и переводчиков. 

— Какие дела составляют основную массу?

— Недавно провели аудит поступивших к нам дел и обнаружили, что россияне чаще всего используют дополнительное судебное финансирование для коммерческих споров (40%), включая международный коммерческий арбитраж. На втором месте — потребительские споры (20%), на третьем  — споры физических лиц с корпорациями (9%). 

В половине случаев (50%) дополнительное  финансирование россиянам требуется на долговые споры. Самые затратные тяжбы —  международный коммерческий арбитраж. Чаще всего судятся с компаниями из Европы  —  55%, Америки — 35%, Китая  —  10%.  В 10% случае финансирование требуется на процедуру взыскания по уже имеющимся решениям, в том числе в иностранных юрисдикциях.

Мы уже  инвестировали в споры, рассматриваемые международным коммерческим арбитражем, и доля таких споров растет. Это один из наиболее интересных видов споров для финансирования. 

— Скажите, основной мотив ваших клиентов нет средств, но есть возможность требовать в судебном порядке, а есть ли те, кто просто хочет сэкономить или не уверен в своих силах?

— Интересно, что у большинства обратившихся к нам компаний есть средства, но они предпочитают вложить их в бизнес,  а не потратить на судебные расходы. 

Раньше на Западе судебное финансирование в основном привлекало те компании, у которых не было денег на судебные тяжбы, но в последние несколько лет на Западе к судебным инвестициям обращаются крупные компании, которые не хотят рисковать своими средствами. 

Эту же тенденцию мы отмечаем и в России. Например, недавно на Platforma обратилась крупная компания, корпоративный юрист которой объяснил, что компания не готова рисковать деньгами в сложном споре в разных юрисдикциях и с непредсказуемым исходом. Также руководству компании было важно, чтобы спор не отражался в финансовой отчетности.  

Мировой тренд — сокращение и минимизация расходов юридического отдела. Прогрессивные юридические департаменты выяснили, что не стоит тратить деньги на суды — надо их вкладывать в собственное развитие. В России процент таких юридических департаментов пока невелик и составляет не более 10%. Такой показатель мы получили в результате недавнего собственного исследования о практике участия юридических департаментов в судебных процессах.

По какому принципу вы выбираете команды, с которыми работаете?

— Обычно выбираем юристов и компании, с которыми у нас есть партнерские соглашения. Или же юристов, которые участвуют в нашем конкурсе “Лучшие по праву” и в чьей экспертизе можем быть уверены. По ряду дел проводим тендеры.

— Каким вы видите будущее?

— Объем рынка арбитражных дел в РФ с суммой взыскания более 10 млн руб, по подсчетам Platforma, составляет около 100 млрд руб в год. Мы планируем продолжать оставаться лидером рынка.

Со временем мы скорее всего создадим свой фонд. И будем заниматься крупными коммерческими спорами и социально-значимыми делами. 

Сейчас мы активно работаем над законодательным закреплением в части второй ГК РФ отдельного вид договора – соглашения о финансировании судебных расходов стороны спора. Мы планируем законодательно помогать как инвесторам, так и истцам, которые не защищены в рамках действующих норм.

Также будем развивать наш Единый Каталог Юристов, проводить и дальше конкурс практикующих юристов “Лучшие по праву” и способствовать тому, чтобы право в России было доступно всем,  а не только тем, кто может себе это позволить. 

Хотите получить доступ к новым делам и развивать бренд своей юридической компании? Регистрируйтесь в Каталоге юридических компаний на PLATFORMA

— Вы сообщаете, что работаете над законодательным закреплением положения по соглашению о финансировании судебных расходов. Почему на ваш взгляд действующего нормативного регулирования не хватает?

— Основная причина — действующее законодательство не предусматривает возможность предоставления безвозвратного финансирования. Российское законодательство предусматривает, что получатель финансирования должен его вернуть, поэтому  пока вынуждены работать через договора уступки.

Вторая причина — это необходимость гарантии взыскания  так называемого гонорара успеха, поскольку есть позиция неоднократно высказанная Конституционным судом, что размер вознаграждения за ведение дела в суде не может ставиться в зависимость от решения суда, такое положение в договоре ничтожно (не имеет юридической силы). А в данном случае вознаграждение ставится исключительно в зависимость от решения суда. 

Третья  причина: по действующему законодательству заказчик юридических услуг может в любое время отказаться от договора оказания этих услуг, оплатив только фактически понесенные расходы. В таком случае судебное финансирование, которое основано на получении дохода по факту положительного решения суда несет риски для инвестора.

— Platforma инвестирует в судебные проекты свои средства? И если да, то нет ли здесь конкуренции со сторонними инвесторами?

— Да, мы инвестируем и собственные средства в некоторые проекты, но про конкуренцию говорить пока рано. Рынок только формируется.

— В качестве примера вы привели историю крупной российской компании, которая не хотела инвестировать в судебный кейс, который должен быть реализован в разных юрисдикциях, какова вероятность, что крупный и средний бизнес будет отдавать под стороннее финансирование проекты на территории РФ, с учетом того, что расходы могут по нему составить от 1 до 10 млн. рублей максимум, что под силу среднему бизнесу и крупному тем более. Какие преимущества вы можете предложить?

— Во-первых,  судебные расходы влияют на финансовые результаты компании. Многие руководители бизнеса выбирают сейчас финансировать профильную деятельность компании, а не судебные процессы.

Во-вторых, передавая судебные издержки и связанные с ними риски третьей стороне,  компании перекладывают свои риски на судебных инвесторов и преобразуются из центров затрат в центры доходов. 

Прогрессивные юридические департаменты понимают, что не стоит тратить деньги на суды — надо их вкладывать в собственное развитие. В западных юрисдикциях компании все чаще минимизируют расходы на судебные разбирательства. В России процент таких компаний тоже растет.


------ Telegram-канал Arbitr.ru

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.

Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина