Узнайте больше о судебном финансировании в нашем бесплатном гайде Путеводитель
Татьяна Стукалова: “Ребята вообще не должны были сидеть”

Уголовное преследование Александра Кокорина и Павла Мамаева стало одним из самых обсуждаемых судебных процессов прошлого года. Благодаря работе адвокатов в юридическом и информационном поле спортсменам удалось выйти из колонии и добиться максимально мягкого приговора. Александр Кокорин получил наказание в виде лишения свободы на 1 год и 6 месяцев за хулиганство и умышленное причинение легкого вреда здоровью. Кирилла Кокорина, Павла Мамаева и Александр Протасовицкого суд оправдал и дал наказание в виде одного года исправительных работ. В связи с отбытием наказания все четверо были освобождены от наказания.

Почему защита долгое время хранила молчание, как удалось изменить отношение общественности к футболистам, в том числе и через посты в Instagram, и почему этот судебный процесс полезно изучать студентам юридических ВУЗов?

Об этом PLATFORMA Media эксклюзивно рассказала Татьяна Стукалова, адвокат нападающего московского «Спартака» Александра Кокорина, партнер коллегии адвокатов «РегионСервис».

WhatsApp Image 2020-09-18 at 18.53.48.jpeg


– Татьяна, что стало решающим фактором в изменении отношения общественности к этому делу и футболистам?

– В ходе расследования дела и во время суда позиция защиты была неизменной. Тем не менее, ни следствие, ни суд не прислушались к доводам защиты, что впоследствии послужило вынесению несправедливого приговора.

На протяжении всего этого времени СМИ освещали события того дня с участием моего подзащитного с обвинительным уклоном. Так как это муссировалось по всем федеральным каналам, всем печатным СМИ и в интернете, мнение общественности, по сути, и формировалось под влиянием СМИ.

Столь длительное пребывание моего доверителя и других подсудимых под стражей стало вызывать вопросы, люди стали понимать, что наказание слишком сурово для содеянного.

Кроме того, во время следствия и каждый день разбирательства в суде, я на своей странице в Instagram освещала то, что можно было раскрывать, в рамках законодательства. Люди откликались на мнение защиты, все чаще писали, что наши доводы заслуживают большего внимания, и удивлялись, почему все преподносится по-другому, и так формируется обвинение.

Второй кассационный суд, вынося свое постановление, уделил внимание аргументам адвокатов, 80% из которых нашли свое отражение в его постановлении, и приговор был отменен.

Мосгорсуд, вынося новый приговор 3 августа 2020 года, не учел всех указаний вышестоящего суда. На наш взгляд, вынесенный новый приговор не в полной мере законный.

– Вы будете обжаловать решение Мосгорсуда? Какое решение будет для вас приемлемым?

– Новый приговор не в полной мере учел мнение вышестоящего суда, а следуя принципам правосудия и иерархии, обязан был это сделать.

Все, что не отражено в приговоре, будет отражено в жалобе защиты. Могу перечислить два основных момента. На наш взгляд, не доказано преступное участие моего подзащитного в эпизоде с потерпевшим Соловчуком – водителем, а также квалификация ст. 213 УК РФ применена незаконно, так как нет беспричинности – имел место конфликт между потерпевшим Паком и подсудимым Александром Кокориным, и не было жалоб и заявлений в отношении Кокорина со стороны других лиц, которые в момент события находились в кафе. Признаки, которые я перечислила, необходимы для применения такой тяжелой статьи.

Применение данной статьи позволило содержать ребят под стражей. Напомню, что Кирилл Кокорин, Павел Мамаев и Александр Протасовицкий оправданы именно по ст. 213 УК РФ по новому приговору. Наказание – 10 месяцев исправительных работ. То есть ребята вообще не должны были сидеть.

– Как, по вашему мнению, СМИ сопровождали громкий судебный процесс информационно? Как вы работали с общественным мнением?

– Прежде чем ответить на этот вопрос, я бы хотела обратить внимание на то, что адвокат, представляя интересы своего подзащитного, всегда руководствуется Кодексом профессиональной этики адвоката, который устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности. Более того, адвокат не имеет права, оглашать какие бы то ни было детали и сведения, имеющие отношение к делу, без разрешения своего доверителя.

Большинство наших СМИ и журналистов, не имея базовой юридической грамотности, сопровождали данный процесс громкими заявлениями, своими собственными выводами, донося до общественности ровно то, что являлось субъективным, неграмотным, огульным мнением тех журналистов, которые информировали общественность. СМИ не доносили до людей ни правильного хода процесса, ни деталей событий преступления. И уж тем более, не имея на это права, сами ставили вопрос, и сами на него отвечали о виновности и невиновности ребят в какой-либо степени.

В то время, как у защиты была подписка о неразглашении сведений, получаемых в ходе предварительного следствия.

Никакой тайны, которую нужно было сохранить в тот период, не было. У нас всегда возникал вопрос, с какой целью у нас отобрали эту подписку? А цель была одна – сформировать и навязать негативное мнение о наших подзащитных.

– Защита футболистов считает, что дело полезно изучать студентам юридических ВУЗов, чтобы знать, как не нужно творить судопроизводство. Можете пояснить?

– Это сказал адвокат Мамаева – Игорь Бушманов. Предполагаю, что он имел в виду ошибки, которые допустило предварительное следствие – обвинительный уклон, полное игнорирование показаний свидетелей и других доказательств.


----- Платон Легальный, PLATFORMA Media

Где юристу искать клиентов в кризис? Узнайте больше о возможностях Единого Каталога Юристов на PLATFORMA



Всё о юридических и финансовых технологиях

Мы пишем о технологиях роста, новых моделях заработка для юристов, неординарных героях со всего мира. Ежедневно публикуем важнейшие юридические новости, обзоры и аналитику.