Давид против Голиафа: как потребитель отсудил 3 млн за некачественные услуги
На прошлой неделе Санкт-Петербургский городской суд постановил присудить российской фристайлистке Марии Чаадаевой (Комиссаровой) 3 млн рублей компенсации от клиники, в которой она проходила реабилитацию.

Ирина Цветкова, адвокат, LLM, основатель сервиса PLATFORMA

Это одна из самых крупных моральных компенсаций в пользу потребителей в российской практике. Кроме того это первый в России спор, связанный с оказанием медицинских услуг и нарушением прав потребителя, выигранный с привлечением судебного инвестирования (англ. litigation finance) — механизма, при котором третья сторона покрывает судебные расходы на проведение судебных разбирательств. Обычно к такой практике потребители обращаются в тех случаях, когда их права нарушены, но средств для судебной тяжбы с финансово сильной стороной не хватает. 

Через сервис PLATFORMA Мария Комиссарова получила судебные инвестиции, качественную адвокатскую помощь и PR-сопровождение процесса. Мы поддержали этот иск как социально значимое дело. Так как считаем, что за свои права нужно бороться, даже если против обычного человека выступает серьезная организация. 

Механизм судебного финансирования активно используют в медицинских и потребительских спорах на Западе. Перспективен ли он в России? Давайте разберемся. 

США и Европа: иски с привлечением финансирования

До середины 2000-х судебное финансирование в США ограничивалось делами по причинению вреда здоровью. Страна до сих пор остается лидером по количеству медицинских исков. По статистике на 300 млн жителей приходится 50 000 — 60 000 исков, то есть примерно 170–200 жалоб на 1 млн человек. При этом средний срок разбирательств и получения компенсации в США — 5 лет. Долгие судебные тяжбы могут привести к тяжелому финансовому положению истцов, и решением проблемы часто выступает помощь сервисов по финансированию судебных процессов — как правило, это хедж-фонды и инвестиционные компании.

Компенсация за ошибки медиков колеблется в США в диапазоне $200 000 – $500 000, а периодически может превышать и $1 млн. Величина суммы объясняется рядом особенностей американской системы правосудия, среди которых высокие расходы на суды присяжных, условный гонорар юристам и «раздельная» оплата судебных издержек сторонами.

В 2015 году 23-летней студентке из Калифорнии было присуждено $28 млн на будущее лечение: суд признал, что девушка лишилась ноги из-за врачебной ошибки в одном из медицинских центров Kaiser Permanente.

Высокие компенсации в США заставляют медиков перестраховываться и назначать больше анализов и визитов, что увеличивает расходы на лечение. В Европе доктора согласны получать меньше в обмен на уменьшение ответственности, поэтому пациенты не имеют шансов на многомиллионные компенсации, но имеют доступную медицинскую страховку.

В апреле 2018 года, по сообщению газеты The Irish Times, Высокий Суд Ирландии присудил компенсацию в размере €325 000 в пользу 13-летнего Кристофа Сливы, мать которого умерла в октябре 2015 года из-за поздно диагностированного рака. Иск был подан к государственной медицинской службе Ирландии (HSE), инициировавшей программу обследований. Более 200 женщин после проведения бесплатного обследования не получили результаты своих тестов своевременно, вследствие чего опоздали с лечением ракового заболевания. 17 пациенток, в том числе и мать Кристофа, умерли из-за того, что раковую опухоль и метастазы обнаружили на очень поздней стадии.

Громким примером выгодности судебных инвестиций по медицинским искам стало дело спасателей Нью-Йорка против мэрии Нью-Йорка после событий 11 сентября 2001 года. Компания Counsel Financial инвестировала в это судебное разбирательство и получила прибыль в размере $11 млн. Адвокаты компании смогли доказать, что в ходе спасательных работ после терактов в результате воздействия вредных паров и пыли здания спасатели получили серьезный ущерб здоровью. В результате около 10 000 работников получили компенсацию на общую сумму $712,5 млн долларов за причинение вреда здоровью. Рассмотрение дела заняло два года, а индивидуальные выплаты колебались от нескольких тысяч до одного миллиона. Затраты на юридическую помощь составили $200 млн.

Еще одним примером успешного судебного инвестирования могут служить многочисленные иски (более 9 000) против крупнейшего в США производителя медицинских товаров Johnson & Johnson. Так, в июле 2018 года, по сообщениям «Интерфакс», американскую компанию обязали выплатить $4,69 млрд по иску, который был подан от лица 22 женщин, утверждающих, что они заболели раком в результате длительного использования производимой компанией детской присыпки, в состав которой входит вредный асбест.

При этом суд присяжных американского Сент-Луиса потребовал от J&J выплаты истцам в общей сложности $550 млн, а позднее добавил к этой сумме $4,7 млрд в качестве компенсации за моральный ущерб. На сайте юридической фирмы The Onder Law Firm, которая вела дело, отмечено, что адвокаты компании работают на результат и обратиться к ним можно бесплатно за помощью на условиях «гонорара успеха». И это только первое завершенное дело, на очереди тысячи других аналогичных.

Россия: две трети дел выигрывают пациенты

За последние шесть лет россияне стали в три раза больше жаловаться на врачебные ошибки. В 2012 году в следственные органы СК России поступило 2100 таких обращений граждан, а в 2017 году это число увеличилось до 6050. Однако количество дел, которые за год доходят до суда, минимально. В 2016 году из 6 000 жалоб было возбуждено 1791 уголовных дел, а в суд направлено 175.

По данным Фонда обязательного медстрахования, около 10% всех медицинских процедур в России выполняется с дефектами. То есть на 8 млн процедур приходится 800 000 неудачных процедур. Неудивительно, что отношение населения к медицине продолжает ухудшаться. По данным ВЦИОМ, за 2 год количество недовольных выросло с 35 до 55%.

Суды чаще встают на сторону пациентов. По статистике две трети дел выигрывают пациенты. С 1998 по 2012 год была доступна статистика ФФОМС, согласно которой в России за год шло около 800 гражданских дел, из 470 заканчивались решениями, из них — 240 в пользу пациента. Однако суммы взысканий далеки от западных. В Москве сейчас средняя выплата за смерть пациента — 400 000 — 500 000 рублей (меньше $10 000). Для сравнения: в Малайзии и Таиланде — $670 000 — $2 млн.

Но основная проблема даже не в сумме взысканий. Большинство клиник и врачей уверены в своей непогрешимости. Чтобы заставить их пересмотреть отношение к пациентам, улучшить выполнение алгоритмов, нужны громкие резонансные дела, в которых пациентам удастся добиться справедливости. Сейчас руководителям клиники, к которой предъявляют претензии, легче открыть новую компанию, чем заплатить клиенту. Лицензия стоит недорого (от 45 000 рублей), а репутация, к сожалению, ничего не значит.

Инвестиции в судебный процесс

До недавнего времени финансирование медицинских исков в России сводилось к работе адвокатов за «гонорар успеха»: фактически сами юристы выступали инвесторами судебных процессов, работая на положительный для истцов результат.

30 октября 2018 звезда фристайла Мария Комиссарова, получившая травму во время Олимпиады-2014, обратилась в суд с иском о взыскании убытков и компенсации морального вреда по Закону о защите прав потребителей к ООО «Научно-исследовательский институт физической реабилитации и новых реабилитационных технологий». 25 декабря в Санкт-Петербурге состоялось первое заседание по делу.

В результате падения на тренировке в Сочи-2014 Комиссарова получила перелом позвоночника со смещением. Российские и зарубежные медики констатировали, что спортсменка не сможет ходить. Однако доктор Евгений Блюм пообещал за год восстановить подвижность ног спортсменки за счет ежедневных занятий на специально разработанных им тренажерах В 2014 и 2015 годах Мария потратила на лечение 50 млн рублей - как из личных средств, так и из средств, собраных болельщиками, благотворительными организациями и Фондом поддержки олимпийцев, но полтора года ежедневных занятий в тренажерном зале клиники Блюма в Испании никакого результата не дали.

Спортсменка хотела добиться справедливости и показать пример пациентам, попавшим в аналогичную ситуацию. Она пыталась урегулировать вопрос в досудебном порядке, но клиника даже не ответила на ее письмо. Мария долго не решалась идти в суд, ведь разбирательство требует больших моральных и материальных ресурсов. Вину врачей обычно доказать непросто, так как не всегда понятно, почему тот или иной метод не сработал или лечение усугубило ситуацию. Кроме того, в платных клиниках всегда тщательно составлены договоры, которые возлагают всю ответственность на пациента.

По сути это первый в России спор, связанный с оказанием медицинских услуг и нарушением прав потребителя, с привлечением судебного финансирования.

Эксперты PLATFORMA оценили перспективы иска Комиссаровой как высокие (80-90%), исходя из судебной практики. На момент начала реабилитации методики лечения этого заболевания в России не были зарегистрированы. По сути, это была навязанная услуга, основанная на недостоверной информации, которая повлекла за собой трату 50 млн рублей.

3 млн компенсации за моральный вред - первый шаг к большой победе всех российских потребителей. Уже сейчас можно говорить о том, что практика судебного финансирования расширяет доступ к правосудию для граждан и компаний, которые не могут себе позволить самостоятельно покрыть судебные расходы.


---- Ирина Цветкова для Republic

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.


Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина