Узнайте больше о судебном финансировании в нашем бесплатном гайде Путеводитель

Взыскание морального вреда за события, произошедшие в СССР: интервью с Николаем Морозовым

Продолжается голосование в рамках конкурса «Лучшие по праву». Сегодня мы представляем вам кейс финалиста Николая Морозова, который стал примером борьбы за справедливость. В этом деле юрист смог доказать неправосудие, которое тянулось из СССР, и взыскать компенсацию за моральный вред.

Редакция PLATFORMA Media выяснила подробности значимого судебного дела у юриста Николая Морозова.

Читайте интервью и голосуйте за участников конкурса!

Людмила Приходченко-клиентка Николая Морозова, была осуждена и лишена свободы по неправомерному обвинению, провела в тюрьме более трех лет. Однако спустя годы, оказалось, что ее уголовное дело было прекращено, и она была незаконно лишена свободы. Эта информация пришла к ней случайно, и Людмила решила обратиться в суд за компенсацией морального вреда.

Однако районный суд отказал ей в компенсации, ссылаясь на то, что в период ее лишения свободы не было законодательной возможности взыскать моральный вред. Несмотря на это, Людмила и ее дочь не сдались и обратились в суд с иском к Министерству финансов. Юристу удалось доказать, что государство не предприняло адекватных мер для извещения Людмилы о прекращении ее уголовного дела и ее права на компенсацию вреда. В результате суд принял решение в пользу Людмилы и ее дочери, и государство было обязано выплатить им компенсацию морального вреда в размере 450 тысяч рублей, а также судебные расходы.

– Николай, расскажите, почему решили принять участие в конкурсе «Лучшие по праву» и почему приняли участие именно с этим делом?

«О конкурсе уже слышал давно, и всегда была мысль принять участие, но все как-то не доходили руки или отвлекали дела. А тут в последний день конкурса решил заявиться, либо сейчас, либо никогда, хватит откладывать на потом, решил я.»

– Почему именно с этим делом? Дел за 14 лет практики накопилось много, среди них есть достаточно интересные, которые также достойны участия в конкурсе. Но запало в душу именно это дело, о котором захотелось рассказать. Когда эта пожилая женщина ко мне обратилась со своей дочерью, то я понял каким грузом на ней отпечаталось это несправедливое обвинение государства в совершении преступления, и как это повлияло на всю их дальнейшую жизнь.

Ей была важна не сумма компенсации, а факт признания того, что государство поступило несправедливо. Ведь осужденная была ранее награждена медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд» и Орденом почета, а в последующем была Ветераном труда. И вот глубоко порядочная женщина, работавшая в санатории была осуждена по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР  (получение взятки должностным лицом) к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима, с конфискацией всего имущества, с взысканием 350 руб. в доход государства.

–Поделитесь важными подробностями дела.

–Стоит отметить, что Постановлением Президиума верховного суда РСФСР от 24 июня 1987 года приговор в ее отношении изменен и ей назначено наказание, 3 года лишения свободы с конфискацией имущества. Фактически же она отбывала в местах лишения свободы 3 года и 2 месяца и 14 дней в жесточайших условиях, на свободе осталась малолетняя дочь. 

Спустя 4 года, т.е. после освобождения из мест лишения свободы, Постановлением Пленума ВС СССР от 28.09.1988 года все состоявшиеся судебные акты по уголовному делу были отменены, и дело производством прекращено за недоказанностью обвинения, с исключением указания о взыскании в доход государства. 

–  Какая инстанция удовлетворила ваш иск?

   –Оба иска и матери, и дочери удовлетворил суд первой инстанции (частично), но подчеркиваю, сумма была не так важна доверителям, важен был сам факт признания их правоты. Министерство финансов РФ обжаловало решения в краевой суд, но краевой суд оставил жалобы без удовлетворения, в передаче в суд кассационной инстанции также министерству было отказано.

– Расскажите, как смогли добиться такого результата? Есть ли подобная судебная практика?      

 «Когда я взялся за дело и начал изучать практику, то столкнулся с тем, что положительной практики практически нет, и случай уникальный, ведь Людмила была осуждена еще при СССР, и приговор был отменен также в то время, просто до нее и ее семьи это не было донесено.»

–   Осложнялось дело еще и тем, что в 2010 году Лазаревский районный суд г. Сочи уже отказал ей в иске о взыскании морального вреда с государства и по сути данное решение имело преюдициальное значение. Но изучив более подробно вопрос и сославшись на иные основания нам удалось доказать, что противоправные действия государства начались до введения в действие закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации. 

В частности, в данном случае продолжением противоправных действий явилось не извещение осужденной в надлежащем порядке и в надлежащий срок о ее полной реабилитации и об отмене всех состоявшихся судебных актов по уголовному делу. Фактически до ее сведения не донесли, что она была невиновна. И все эти 23 года она жила с мыслью о том, что ее незаконно осудили и судебные решения не были отменены.

Иными словами, нам удалось протиснуться в игольное ушко и доказать суду, что наш случай уникален и требования надлежит удовлетворить, как в пользу матери, так и в пользу дочери. В пользу матери взыскано 250 000 рублей + судебные расходы. В пользу дочери взыскано 200 000 рублей + судебные расходы.

– За что взыскали моральную компенсацию дочери?

– В частности, суд указал в решении: «Сорочинская Г.В. поддерживала близкие семейные отношения со своей матерью Приходченко Л.П. Из-за незаконного заключения под стражу ее матери и дальнейшего ее незаконного осуждения к лишению свободы она как ребенок была лишена возможности получать заботу, воспитание от матери, а также была лишена возможности общения с нею, в результате чего было подорвано ее здоровье и дальнейшая жизнь…»

В этой связи суд приходит к выводу, что нравственные страдания вызванные утратой возможности общения ребенка с матерью, а также осознание того факта, что мать является виновной в совершении уголовного преступления, следует в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ признать обстоятельством, не нуждающимся в доказывании».

– Были ли доверители удовлетворены решением?

   –Да, доверители были очень удовлетворены решением.

Эта история стала примером того, что даже спустя много лет можно добиться справедливости и компенсации за незаконное лишение свободы и моральный вред.

---PLATFORMA Team 

Голосуйте за финалистов конкурса "Лучшие по праву", а за результатами следите в ТГ-канале PLATFORMA. Для юристов и не только.

Всё о юридических и финансовых технологиях

Мы пишем о технологиях роста, новых моделях заработка для юристов, неординарных героях со всего мира. Ежедневно публикуем важнейшие юридические новости, обзоры и аналитику.