Войти Регистрация
Финансирование арбитража третьей стороной на Ближнем Востоке

Управляющий директор Vanin Capital (Нью Йорк) Каролина Рамирес обсуждает рост финансирования судебных разбирательств на Ближнем Востоке с Мериам Аль-Рашид, партнером по судебным разбирательствам Dentons ( Нью-Йорк).

- Мериам, как бы вы охарактеризовали нынешний рынок судебного финансирования на Ближнем Востоке?

Финансирование судебных процессов или финансирование третьей стороной («third party funding») на Ближнем Востоке находится на подъеме, чему способствуют правовые изменения в арбитражных центрах по всему региону.

Рост юрисдикций свободных зон с системами общего права в Объединенных Арабских Эмиратах стал особым стимулом для международных компаний, ищущих альтернативы финансирования. Возьмем, например, Дубайский Международный финансовый центр («DIFC»). DIFC - это свободная финансовая зона в Дубае, управляемая собственной автономной и независимой судебной системой. DIFC основан на системе общего права и обладает юрисдикцией в отношении гражданских и коммерческих вопросов.

В 2008 году DIFC приняла закон об арбитраже DIFC, приняв Типовой закон UNCITRAL в качестве основы своего закона об арбитраже. В соответствии с законом, любая сторона может выбрать DIFC в качестве своего места арбитража (ранее только стороны, физически расположенные в DIFC, могли там проводить арбитраж). Это сделало его привлекательным местом для истцов, желающих провести арбитраж на Ближнем Востоке.

DIFC использовал third party funding для стимулирования компаний предъявлять свои иски в регионе. 14 марта 2017 года DIFC издал «Практическое Руководство 2», которое специально предназначалось для финансирования третьей стороной.

Финансируемые стороны должны раскрывать факт заключения соглашения о судебном финансировании с указанием инвестора. В соответствии с этим Практическим Руководством суды DIFC могут также принимать во внимание источники финансирования при принятии решений об обеспечении заявлений на возмещение расходов.

Это означает, что инвесторы могут нести ответственность за издержки другой стороны, независимо от того, участвовали ли они в управлении делами или нет. Тем не менее, руководствуясь принципами конфиденциальности, Практическое Руководство не требует, чтобы финансируемые стороны раскрывали условия своего базового соглашения о финансировании.

ДО НЕДАВНЕГО ВРЕМЕНИ THIRD PARTY FUNDING БЫЛ ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ КРУПНЫХ АРБИТРАЖНЫХ ЦЕНТРОВ В СОЕДИНЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ, СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ И АВСТРАЛИИ. НО ЗА ПОСЛЕДНИЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАБЛЮДАЕТСЯ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ФИНАНСИРОВАНИЯ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ ВО ВСЕМ МИРЕ.

Это Практическое Руководство устанавливает мягкие правила для финансирования третьей стороной. Эти правила имеют много преимуществ. Они стимулируют истцов доказывать инвесторам,  что их иски подходят для финансирования , при этом не отпугивая судебных инвесторов. Они помогают обеспечить некоторую степень определенности и уровень комфорта для всех сторон кейса, создавая прозрачность в отношении финансовых участников процесса, не являющихся сторонами по иску. Знание того, что истец финансируется, может быть важным фактором в том, как стороны решают спор и ведут судебный процесс.

Аналогичным образом, Глобальный Рынок Абу-Даби («ADGM») издал правила, прямо разрешающие финансирование третьими лицами и определяющие процедуры, которые должны соблюдаться для исков в судах ADGM. Правила ADGM во многом отражают Практическое Руководство DIFC, поскольку они также требуют только, чтобы финансируемая сторона раскрывала тот факт, что сторона финансируется. Стороне не нужно раскрывать основные условия финансирования. Кроме того, в правилах ADGM прямо предусматривается, что соглашения не будут неисполнимым (не иметь юридической силы) только потому, что они связаны с финансированием судебных разбирательств.

- Когда в регионе действительно началось финансирование третьей стороной?

До недавнего времени third party funding  предназначался для крупных арбитражных центров в Соединенном Королевстве, США и Австралии. Но за последние несколько лет наблюдается значительный рост финансирования судебных процессов во всем мире.

Например, в марте 2017 года Сингапур принял закон о гражданском праве (Поправка к закону) 2017 года  и Положения о гражданском праве (финансирование третьей стороной) 2017 года . В соответствии с Законом и сопутствующими нормативными актами, соглашения  third party funding  с квалифицирующими cудебными инвесторами больше не являются незаконными или не имеющими юридической силы в соответствии с законодательством Сингапура, если финансирование предоставляется для международного арбитража и/или связанного с ним суда или посредничества. Поправка к закону предусматривает, что правомочные сторонние инвесторы должны (1) осуществлять «основную деятельность по финансированию процедур разрешения споров в Сингапуре или где-либо еще и (2) иметь оплаченный уставный капитал в размере не менее 5 млн. сингапурских долларов».

Аналогичным образом third party funding  на Ближнем Востоке вызвало повышенный интерес только в последние несколько лет. Хотя на Ближнем Востоке никогда не было никакого запрета на third party funding, оно тем не менее медленно развивалось.

- Каков потенциал роста для отрасли?

Мы ожидаем, что использование cудебного финансирования будет расти вместе с развитием понимания у  истцов, как работает внешнее финансирование. Сейчас они уже знают, как внешнее финансирование  может помочь им управлять своими расходами и компенсировать правовой риск.

Было время, когда third party funding прежде всего рассматривалось как средство для истцов без ресурсов, для того чтобы предъявлять обоснованные иски, которые они иначе не смогли бы предъявить из-за отсутствия финансов. Тем не менее, судебное финансирование  также предоставляет средства для крупных, развитых компаний для предъявления исков. Теперь они могут использовать свои ресурсы для текущих деловых операций, а не выкачивать эти деньги из бизнеса для оплаты юридических услуг в длительных разбирательствах.

Практическое Руководство, принятое DIFC в прошлом году, является четким признаком того, что суды DIFC приняли и признали тенденцию  third party funding как особенность современных коммерческих судебных процессов.

Поскольку все больше истцов выбирают Ближний Восток в качестве места для  арбитража, мы ожидаем увеличения как использования судебного финансирования, так и установления правил для его регулирования . Арбитраж становится все более популярным средством разрешения споров во всем регионе, особенно в случае крупномасштабных сложных споров. Например, в прошлом году DIFC обработал в общей сложности 1,59 миллиарда долларов США, что на пять процентов больше, чем в 2015 году и рост количества дел постоянно увеличивался.

Как и DIFC и ADGM, Дубайский международный арбитражный центр (DIAC) намерен опубликовать пересмотренные правила в течение ближайших нескольких месяцев. Хотя эти правила еще не доработаны, можно сказать, что они также будут включать положения, касающиеся финансирования судебных процессов.

PLATFORMA - первый в России сервис по финансированию судебных процессов.Судебное финансирование - это услуга при которой третья сторона (инвестор) финансирует судебные издержки истца, получая процент от присужденной истцу компенсации. В случае проигрыша, инвестиции не возвращаются.

- Каково взаимодействие между юридическим рынком США и Ближним Востоком с точки зрения культуры и как в это вписывается финансирование судебных процессов?

Самое большое культурное различие - это необходимость соблюдать закон Шариата на Ближнем Востоке. Соблюдение Шариата является частью государственной политики в Саудовской Аравии, и исполнение присуждения возможно только в том случае, если оно не нарушает общих принципов Шариата на основе Корана и длительных традиций связанного научного письма.

В соответствии с Шариатским правом может возникнуть вопрос о приведении в исполнение некоторых конкретных решений. В Саудовской Аравии, например, суды могут поддерживать  присуждения или части присуждения, которые не нарушают принципы Шариата, касающиеся алкоголя, табака, азартных игр или наркотиков. Они не обязаны отменять все решения. Тем не менее, для истца, желающего добиться исполнения решения (и, возможно, используя внешнее финансирование для этого), возникает вопрос, почему он должен выбрать юрисдикцию Ближнего Востока для приведения решения в исполнение. Решение зависит от многих факторов, включая местонахождение активов ответчика.

- Каковы преимущества стороннего финансирования для клиентов?

Преимущества для клиентов разнообразны. Third party funding может позволить потенциальному клиенту выдвинуть обоснованное требование о том, что в противном случае он не сможет этого сделать из-за нехватки ресурсов. Таким образом, внешнее финансирование предоставляет доступ к правосудию, где сложный характер споров и расходы на  долгосрочные судебные разбирательства отталкивает истцов от начала арбитража. Для тех клиентов, которые могут позволить себе предъявлять иски, судебное финансирование  предоставляет ценный инструмент в арсенале управления рисками клиента. Для этих клиентов финансирование арбитражных процессов позволяет скажем, крупной многонациональной компании – тратить деньги на непрерывный рост своего бизнеса, а не направлять эти средства в арбитраж, который может даже не увенчаться успехом.

Судебный Инвестор может быть готов финансировать весь или часть спора в обмен на часть возмещения убытков, полученных после последующего присуждения или урегулирования. Это может быть особенно полезно в тех случаях, когда существует  высокий риск потери. Кроме того, поскольку инвесторы захотят финансировать только те иски, которые, по их мнению, будут успешными, решение правового инвестора предоставить финансирование предполагает, что он самостоятельно определил вероятность успеха данного кейса.

Примечательно, что с ростом внешнего финансирования также усилилась и его многогранность. Сегодня third party funding  используется не только для финансирования истцов, но и предлагает более широкий спектр применений, включая варианты финансирования для ответчиков, финансирование портфеля судебных процессов и возможность использования судебных активов в качестве обеспечения для общего финансирования бизнеса. Это означает, что ресурсы больше не связаны и, возможно, больше нет необходимости ждать приведения решения в исполнение, чтобы получить доступ к средствам.

Это Практическое Руководство устанавливает мягкие правила для финансирования третьей стороной. Эти правила имеют много преимуществ. Они стимулируют истцов доказывать инвесторам, что их иски подходят для финансирования , при этом не отпугивая судебных инвесторов. Они помогают обеспечить некоторую степень определенности и уровень комфорта для всех сторон кейса, создавая прозрачность в отношении финансовых участников процесса, не являющихся сторонами по иску. Знание того, что истец финансируется, может быть важным фактором в том, как стороны решают спор и ведут судебный процесс.

Аналогичным образом, Глобальный Рынок Абу-Даби («ADGM») издал правила, прямо разрешающие финансирование третьими лицами и определяющие процедуры, которые должны соблюдаться для исков в судах ADGM. Правила ADGM во многом отражают Практическое Руководство DIFC, поскольку они также требуют только, чтобы финансируемая сторона раскрывала тот факт, что сторона финансируется. Стороне не нужно раскрывать основные условия финансирования. Кроме того, в правилах ADGM прямо предусматривается, что соглашения не будут неисполнимым (не иметь юридической силы) только потому, что они связаны с финансированием судебных разбирательств.

- Когда в регионе действительно началось финансирование третьей стороной?

До недавнего времени third party funding предназначался для крупных арбитражных центров в Соединенном Королевстве, США и Австралии. Но за последние несколько лет наблюдается значительный рост финансирования судебных процессов во всем мире.

Например, в марте 2017 года Сингапур принял закон о гражданском праве (Поправка к закону) 2017 года и Положения о гражданском праве (финансирование третьей стороной) 2017 года . В соответствии с Законом и сопутствующими нормативными актами, соглашения third party funding с квалифицирующими cудебными инвесторами больше не являются незаконными или не имеющими юридической силы в соответствии с законодательством Сингапура, если финансирование предоставляется для международного арбитража и/или связанного с ним суда или посредничества. Поправка к закону предусматривает, что правомочные сторонние инвесторы должны (1) осуществлять «основную деятельность по финансированию процедур разрешения споров в Сингапуре или где-либо еще и (2) иметь оплаченный уставный капитал в размере не менее 5 млн. сингапурских долларов».

Аналогичным образом third party funding на Ближнем Востоке вызвало повышенный интерес только в последние несколько лет. Хотя на Ближнем Востоке никогда не было никакого запрета на third party funding, оно тем не менее медленно развивалось.

- Каков потенциал роста для отрасли?

Мы ожидаем, что использование cудебного финансирования будет расти вместе с развитием понимания у истцов, как работает внешнее финансирование. Сейчас они уже знают, как внешнее финансирование может помочь им управлять своими расходами и компенсировать правовой риск.

Было время, когда third party funding прежде всего рассматривалось как средство для истцов без ресурсов, для того чтобы предъявлять обоснованные иски, которые они иначе не смогли бы предъявить из-за отсутствия финансов. Тем не менее, судебное финансирование также предоставляет средства для крупных, развитых компаний для предъявления исков. Теперь они могут использовать свои ресурсы для текущих деловых операций, а не выкачивать эти деньги из бизнеса для оплаты юридических услуг в длительных разбирательствах.

Практическое Руководство, принятое DIFC в прошлом году, является четким признаком того, что суды DIFC приняли и признали тенденцию third party funding как особенность современных коммерческих судебных процессов.

Поскольку все больше истцов выбирают Ближний Восток в качестве места для арбитража, мы ожидаем увеличения как использования судебного финансирования, так и установления правил для его регулирования . Арбитраж становится все более популярным средством разрешения споров во всем регионе, особенно в случае крупномасштабных сложных споров. Например, в прошлом году DIFC обработал в общей сложности 1,59 миллиарда долларов США, что на пять процентов больше, чем в 2015 году и рост количества дел постоянно увеличивался.

Как и DIFC и ADGM, Дубайский международный арбитражный центр (DIAC) намерен опубликовать пересмотренные правила в течение ближайших нескольких месяцев. Хотя эти правила еще не доработаны, можно сказать, что они также будут включать положения, касающиеся финансирования судебных процессов.

- Каково взаимодействие между юридическим рынком США и Ближним Востоком с точки зрения культуры и как в это вписывается финансирование судебных процессов?

Самое большое культурное различие - это необходимость соблюдать закон Шариата на Ближнем Востоке. Соблюдение Шариата является частью государственной политики в Саудовской Аравии, и исполнение присуждения возможно только в том случае, если оно не нарушает общих принципов Шариата на основе Корана и длительных традиций связанного научного письма.

В соответствии с Шариатским правом может возникнуть вопрос о приведении в исполнение некоторых конкретных решений. В Саудовской Аравии, например, суды могут поддерживать присуждения или части присуждения, которые не нарушают принципы Шариата, касающиеся алкоголя, табака, азартных игр или наркотиков. Они не обязаны отменять все решения. Тем не менее, для истца, желающего добиться исполнения решения (и, возможно, используя внешнее финансирование для этого), возникает вопрос, почему он должен выбрать юрисдикцию Ближнего Востока для приведения решения в исполнение. Решение зависит от многих факторов, включая местонахождение активов ответчика.

- Каковы преимущества стороннего финансирования для клиентов?

Преимущества для клиентов разнообразны. Third party funding может позволить потенциальному клиенту выдвинуть обоснованное требование о том, что в противном случае он не сможет этого сделать из-за нехватки ресурсов. Таким образом, внешнее финансирование предоставляет доступ к правосудию, где сложный характер споров и расходы на долгосрочные судебные разбирательства отталкивает истцов от начала арбитража. Для тех клиентов, которые могут позволить себе предъявлять иски, судебное финансирование предоставляет ценный инструмент в арсенале управления рисками клиента. Для этих клиентов финансирование арбитражных процессов позволяет скажем, крупной многонациональной компании – тратить деньги на непрерывный рост своего бизнеса, а не направлять эти средства в арбитраж, который может даже не увенчаться успехом.

Судебный Инвестор может быть готов финансировать весь или часть спора в обмен на часть возмещения убытков, полученных после последующего присуждения или урегулирования. Это может быть особенно полезно в тех случаях, когда существует высокий риск потери. Кроме того, поскольку инвесторы захотят финансировать только те иски, которые, по их мнению, будут успешными, решение правового инвестора предоставить финансирование предполагает, что он самостоятельно определил вероятность успеха данного кейса.

Примечательно, что с ростом внешнего финансирования также усилилась и его многогранность. Сегодня third party funding используется не только для финансирования истцов, но и предлагает более широкий спектр применений, включая варианты финансирования для ответчиков, финансирование портфеля судебных процессов и возможность использования судебных активов в качестве обеспечения для общего финансирования бизнеса. Это означает, что ресурсы больше не связаны и, возможно, больше нет необходимости ждать приведения решения в исполнение, чтобы получить доступ к средствам.


----  Translated by PLATFORMA team

Каролина Рамирес, управляющий Директор VANNIN CAPITAL,  и Мериам Аль-Рашид, партнер Судебно-Арбитражной Практики DENTONS НЬЮ-ЙОРК


Хотите рассказать о своей победе в суде, опыте продвижения или же хобби? Можете вести постоянную колонку на актуальную для юридического рынка тему? Есть интересное дело, кейс или новость? Пишите на press@platforma-online.ru


Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Подписаться

Контакты редакции

Нина Данилина

+7 917-511-44-17