Алексей Паршин о деле сестер Хачатурян, медийности и конкуренции среди адвокатов

PLATFORMA Media открывает рубрику “Pro bono”. Это цикл интервью с лучшими российскими адвокатами, которые оказывают профессиональную помощь ради общественного блага. В прошлом выпуске мы пообщались с Дмитрием Джулаем, который защищал корреспондента Медузы Ивана Голунова после его задержания.

Герой выпуска  — адвокат Алексей Паршин, который защищает сестер Хачатурян. Алексей также выиграл ряд громких дел по защите женщин-жертв домашнего насилия, является президентом Коллегии московских адвокатов “Вердиктъ”, в 2019 году победил в конкурсе практикующих юристов “Лучшие по праву”.

В интервью PLATFORMA Media Алексей рассказал,

  • почему взялся за дело сестер Хачатурян, 

  • как помог общественный резонанс, 

  • почему не любит участвовать в ток-шоу, 

  • как справляется со стрессом,

  • как медийность влияет на количество клиентов.

IMG_6994_cut-photo.ru (1).jpg

«Если не ты, то кто?»

— Алексей, расскажите, как вы вошли в дело сестер Хачатурян. Знаю, что согласились не сразу. Какие были сомнения и какие аргументы подействовали?

— Я действительно сомневался. На тот момент я был в текущих проектах и  управлении коллегией. —Понимал, что если войду в процесс, придется отложить другие дела. 

Решающим стал тот день, когда мне позвонили несколько человек с разных сторон и попросили помочь девочкам - «Если не ты, то кто?». Я согласился.

Тогда даже представить не мог, что дело будет таким резонансным. Но четко понимал, что девочки попали в огромную беду и нужно им помочь.

Программа минимум была - изменение меры пресечения. Сейчас программа максимум – добиться полного прекращения дела. Планка высокая, но реальная. 

— Понимали, что процесс затянется надолго?

— Не предполагал, что настолько. По нашим прогнозам, дело должно было завершиться до весны 2019 года, сразу после того, как были получены результаты экспертиз. Сейчас ситуация как в шахматах. Ходы сделаны, но партия еще не закончена (примечание: 19 ноября адвокаты сестер Хачатурян заявили ряд ходатайств, в том числе о прекращении уголовного преследования в отношении девочек и направили в Генпрокуратуру, ФСБ и Следственный комитет России заявление с требованием проверить связи Хачатуряна с высокопоставленными сотрудниками надзорного ведомства). Думаю, к концу 2019 года у нас уже будет определенность. 

— Почему именно сейчас дело о домашнем насилии получило такой общественный резонанс и мощную поддержку? Были не менее впечатляющие дела и прежде, которые могли бы стать такими же громкими, но не стали. 

— Я тоже постоянно ищу ответ на этот вопрос. На самом деле было 2 всплеска активности. В самом начале дела и в июне 2019 года, когда сестрам предъявили обвинение. Именно в июне был зафиксирован всплеск медийной активности в связи с проблемой домашнего насилия. 

Думаю, дело стало таким резонансным, потому что оно не только о домашнем насилии и необходимой обороне. Были затронуты социальные проблемы, которые касаются почти каждого. В каждой семье есть женщины и девочки, которые теоретически могут попасть в такую ситуацию и подвергнуться домашнему насилию. У меня две дочки, и мне очень не хочется, чтобы они жили в мире, где домашнее насилие считается нормой и молчаливо поощряется, а тираны и агрессоры не несут никакой ответственности только потому, что нет соответствующих правовых механизмов. 

Мы начали писать книгу о деле сестер Хачатурян в виде вопросов и ответов, пишем ее частями и выкладываем главы в Facebook. Идея родилась во время подготовки ответов на вопросы журналистов. 

 — Общественный резонанс вам помогает? И если да, то чем?

— Конечно. Во-первых, дело было взято на особый контроль и передано в ГСУ СК РФ, а надзирает за делом Генеральная Прокуратура. Тот редкий случай, когда отношения между защитой и следствием были конструктивными, без лишней волокиты и бюрократии. Ходатайства подавали непосредственно следователям, они все оперативно рассматривали, допрашивали свидетелей, назначали экспертизы. Я считаю, что вообще все дела должны так расследоваться. Работа по делу была проделана следствием титаническая, только одних экспертиз было проведено около трех десятков. Мы разошлись со следствием только в финальной квалификации действий девушек. 

Еще одно преимущество общественного резонанса — поддержка. Сестры оказались в сложной и тяжелой ситуации и им очень помогают слова поддержки  («Держитесь, мы с вами»), да и нам - адвокатам, тоже.

Из недостатков общественного резонанса — активность хейтеров. Мне даже пришлось заблокировать сторонние комментарии в Фейсбуке на время отпуска. В то время как раз хейтеры активно писали в комментарии и в личку, что девочки сами виноваты и что Хачатурян был кристально-чистым человеком. Не понятно, зачем писать это нам — адвокатам сестер. Им нужно было убеждать в этом следствие, журналистов, а не нас. Тем более, слова девочек о физическом и сексуальном насилии подтвердились: доказательств этому более чем достаточно. 

— Сколько адвокатов в процессе?

— Официально сейчас в деле работают 4 адвоката: я, Ярослав Пакулин, Алексей Липцер, а в июле этого года к нам присоединилась Мари Давтян, которая была с нами незримо с самого начала. Неофициально нам помогают гораздо больше наших коллег.

— Как вы поддерживаете психологический настрой и справляетесь со стрессом?

— Мы иногда шутим: «Сестрам Хачатурян положены психологи, а положены ли психологи адвокатам, которые занимаются этим делом?».

Действительно прессинг и ответственность невероятные. Объем информации, который приходится ежедневно мониторить и обрабатывать, очень большой. Иногда работаем и в выходные, и в отпусках, и до поздней ночи. Все решения и действия обсуждаются и принимаются нами совместно. Физическая и психологическая нагрузки достаточно высокие. 

Самая сильная поддержка — это поддержка друг друга. Спасает то, что у нас невероятная команда, со здоровым чувством юмора и самоиронии. Адвокаты, которые работают в этом процессе,– команда мечты. Я действительно счастлив от того, что мы делаем, как мы это делаем и как общаемся. 

В Едином каталоге юристов на PLATFORMA новая функция: теперь истцы могут искать адвокатов, работающих pro bono.   

“В медийном пространстве битву за сестер мы выиграли”

— Давайте поговорим про PR-сопровождение процесса. Вокруг дела сестер Хачатурян постоянный информационный шум,  вы дозировано выдаете информацию и козыри оставляете на финал. Со временем всплывают все более шокирующие подробности: сексуальное насилие, связи Хачатуряна в органах власти и проч. Есть ли у вас продуманная PR-стратегия и как решаете, что пришло время выдавать прессе новые подробности?

— Да, PR-стратегия есть. Считаю, что в медийном пространстве битву за сестер мы выиграли. 

Подробности выдаем последовательно и дозировано. Иногда что-то само всплывает в информационном поле, а для нас повод прокомментировать, выдать ту или иную информацию. Например, по соображениям этики, мы никогда не афишировали диагнозы Михаила Хачатуряна. Допускаю, что сторона потерпевших выдала их журналистам или психологам, произошла утечка информации, в итоге данные были обнародованы. Также сразу было известно о роликах порнографического содержания, которые Хачатурян рассылал несовершеннолетним подругам дочерей. Мы о них не говорили до определенной поры.   

У нас еще много эксклюзива. Ждем, когда придет время, чтобы выдать его. 

Много поводов что-то обнародовать или пояснить по делу дают наши оппоненты своими действиями и заявлениями. Недавно опубликовали нашумевшую переписку Хачатуряна и одной из дочерей, а также свое мини-расследование про якобы “пропавшие” со счетов Михаила Хачатуряна деньги с приложением банковских выписок, что никуда деньги не пропадали, лежат на счетах и выводами, кому и зачем нужно обвинять девочек в пропаже денег. У нас приготовлено еще много интересного эксклюзивного материала. Ждем, когда придет время, чтобы выдать его.

Сейчас, на финальной стадии процесса, очень много времени тратим на общение с прессой. Каждый день даем комментарии, интервью, постоянно выходят статьи. 

Но есть и плюсы. Теперь могу рассказывать об этом деле часа полтора без остановки. 

А если серьезно, то недавно мы начали писать книгу о деле сестер Хачатурян в виде вопросов и ответов, пишем ее частями и выкладываем главы в Facebook. Идея родилась как раз в момент подготовки ответов на вопросы журналистов. Судя по количеству просмотров, это была правильная идея. Хотим в дальнейшем ее развить, дополнить книгу новыми фактами и материалами дела.

— Почему не участвуете в различных ток-шоу по этой теме? Знаю, что вас зовут, но вы не ходите, в то время как ваши оппоненты там появляются.

— Нас действительно туда постоянно зовут. Несколько раз сходили и поняли, что это бессмысленно. Акцент там делается на скандальность ради хайпа и рейтинга, а не на том, чтобы разобраться в проблеме.

Гораздо более интересны, чем ток-шоу, расследовательские теле- и радио -передачи, или тематические эфиры. Есть ряд СМИ, в том числе новостных, к которым я отношусь с большим уважением. Они стараются держать нейтралитет, уважительно относятся, выслушивают обе стороны, публикуют объективные материалы. 

Стартовал Третий Конкурс практикующих юристов "Лучшие по праву". Это премия для юристов и адвокатов, которые изо дня в день делают свое дело лучше всех.  

“Не всем полезна медийность”

— Громкие медийные дела приносят адвокатам клиентов?

— Я давно заметил, что медийность не влияет на количество клиентов. На привлечение клиентов больше влияет репутация и качество дел, сарафанное радио. 

Медийность же скорее сказывается на лояльности постоянных клиентов. Они пишут, звонят: «классно, что ты наш адвокат”, “видели/слышали тебя”. “Громкие” дела больше работают на репутацию и удержание клиентов. 

Начинающим адвокатам я не рекомендую сразу бежать в “телевизор”. Им всегда хочется сразу стать супер-мега-известными, но по факту это не приносит новых клиентов. Лучше направить усилия на качество, зарекомендовать себя. Адвокат работает на репутацию. А потом репутация работает на него. 

А вот для адвокатов с уже существующей клиентской базой, медийность может быть полезной, потому что это позволяет более четко спозиционировать себя на рынке, как эксперта в определенной области. 

Рынок юридических услуг насытился адвокатами и юристами, и за платежеспособных клиентов идет борьба. 

То, что я делаю в медиа-пространстве, происходит ради тех дел и проектов, которые веду. Сейчас их три: дело сестер Хачатурян, проблема домашнего насилия и продвижение законопроекта о профилактике домашнего насилия и необходимая оборона. Не свои темы, я стараюсь не комментировать. Быть экспертом сразу во всем – уже не модно и не нужно. Сейчас многие юристы и адвокаты уходят в узкую специализацию и в них становятся узнаваемыми и востребованными.

— Что скажете насчет конкуренции среди адвокатов? Дмитрий Джулай рассказывал, что сейчас все чаще адвокаты агрессивно конкурируют за интересные дела

— Соглашусь. Тоже наблюдаю такую тенденцию. Сейчас за каждое перспективное дело чуть ли не драка. Знаю дела, в которых в течение суток менялось 3 группы адвокатов, конкурирующих между собой. 

Рынок юридических услуг очень изменился. Он насытился адвокатами и юристами, и за платежеспособных клиентов идет конкурентная борьба. Американские адвокаты уже давно живут в таких реалиях. Мы к этому тоже пришли. С одной стороны, адвокаты конкурируют друг с другом, с другой стороны, есть еще и свободные юристы, которые тоже составляют конкуренцию и которым не запрещено рекламироваться, у них меньше налоги и они не связаны кодексом профессиональной этики. 

Пройдет совсем немного времени и выжить в этой борьбе смогут те, кто одновременно эффективен, опытен и профессионален. Поэтому мы в “Вердиктъ” ориентируем своих адвокатов на то, чтобы работать командами и создавать узкие специализации внутри коллегии. 

Биография: Алексей Паршин, адвокат Московской адвокатской палаты с 1998 года (юридический стаж с 1994 года). В 2006 году награжден Серебряной медалью им.Плевако. C 2015 года —президент Коллегии адвокатов  «ВердиктЪ». За свою практику провел немало резонансных дел, среди которых — защита Александры ИванниковойМихаила МоисееваАлександры Лотковой,  Татьяны Кудрявцевой. В настоящее время защищает одну из сестер Хачатурян — Ангелину.


---- Нина Данилина для PLATFORMA Media


Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.



Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина, PR-отдел

Елена Селина, реклама