Узнайте больше о судебном финансировании в нашем бесплатном гайде Путеводитель
В 2021 году компаниям придется дороже платить в экологических исках

Для экологической отрасли 2020 год запомнится турбулентностью. Активные суды бизнеса с органами надзора, огромные суммы возмещения по природоохранным спорам, масштабное обновление законодательства — по мнению юристов, эти факторы указывают на то, что и в следующем году компаниям придется дороже платить за экологические грехи.

Главные направления

Экологические споры объединяют сразу несколько категорий дел, рассматриваемых по различным правилам. В числе лидеров — споры, связанные с возмещением ущерба окружающей среде из-за попадания вредных веществ в почву или водные объекты: примерами служат разлив дизельного топлива, случившийся в мае текущего года на площадке одной из «дочек» «Норникеля», или спор между Староцементным заводом и Росприроднадзором из-за загрязнения почвы. Юристы отводят таким спорам особое место из-за фигурирующих в них огромных сумм возмещения.

Не остается безнаказанным и негативное воздействие на окружающую среду (НВОС): за выбросы в воду и атмосферный воздух, за размещение отходов производства и потребления компаниям также приходится платить — отсюда вытекает еще одна распространенная категория судебных дел. Уверенно множатся и конфликты, возникающие из публичных правоотношений: бизнес судится с органами экологического надзора из-за невыдачи различных разрешений и несогласия с итогами проверок и предписаний.

В отдельную категорию опрошенные “Ъ” эксперты выделили административные дела по экологическим составам, в том числе формальным, то есть не предполагающим конкретного вреда природе. Если компания не сумеет вовремя отчитаться о результатах производственного экологического контроля или выяснится, что у нее нет плана по снижению выбросов на период плохих метеоусловий, она рискует быть привлеченной к ответственности за административное правонарушение.

Особняком в общем списке стоят споры водоканалов с абонентами по поводу качества стоков. Так, водоканалы начали взыскивать плату за негативное воздействие на сети с абонентов, которые сбрасывают вредные вещества в канализацию. Обоснованием взыскания платы при этом является отсутствие установленных предельно допустимых концентраций соответствующих веществ для рыбохозяйственных водных объектов. «Хотя абоненты не осуществляют сброс в водные объекты напрямую, а платеж в пользу водоканала не является природоохранным, несовершенство правового регулирования позволяет водоканалам не только предъявлять, но и выигрывать такие иски, создавая негативную практику»,— говорит Елена Крестьянцева, руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства «Пепеляев Групп» в Санкт-Петербурге.

Активное регулирование

2020 год можно назвать годом масштабного обновления природоохранного законодательства: количество подзаконных нормативных актов, угодивших в ходе реформы контрольно-надзорной деятельности под «регуляторную гильотину», измеряется десятками.

Так, постановление правительства РФ от 18 сентября 2020 года №1496 с 1 января 2021 года аннулирует более 60 нормативных актов в сфере экологии. Отмена коснется нормативно-правовых актов в области правил паспортизации отходов I–IV классов опасности, утверждения нормативов выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую природную среду, порядка предоставления отчетности в рамках так называемой расширенной ответственности производителя и многих других экологических вопросов.

Правительство РФ и Минприроды должны принять новое регулирование взамен отмененного, но вопрос, успеют ли ведомства осуществить задуманное в короткий срок, остается открытым. Кроме того, по наблюдениям партнера, руководителя группы природоохранного регулирования «Пепеляев Групп» Натальи Стениной, «регуляторная гильотина» в исполнении Минприроды зачастую сводится к практически дословному переписыванию «"старых" требований в новый акт».

Также с 1 января следующего года начнет действовать реформа законодательства о предотвращении и ликвидации разливов нефти, которая в ускоренном порядке была реализована после ЧП в Норильске. «Данные поправки обязывают компании, имеющие дело с нефтепродуктами, до 1 января 2024 года, во-первых, утвердить планы предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, а во-вторых, создать достаточное финансовое обеспечение для ликвидации аварий в форме банковской гарантии, страхования или резервного фонда»,— объясняет госпожа Стенина.

Кроме того, в рамках продолжающейся «мусорной» реформы правительство взамен разрозненного прежнего регулирования утвердило единый свод требований к переработке отходов. Так, с 1 января 2021 года захоронение и сжигание твердого коммунального мусора станет возможным только в случаях, если он окажется непригодным для рециклирования, а сами объекты обращения с отходами оснастят автоматизированными системами учета поступающих отходов и продуктов их переработки.

Советник Bryan Cave Leighton Paisner Екатерина Верле считает крайне важной проходящую сейчас реформу законодательства о зонах с особыми условиями использования территорий. Суть изменений сводится к тому, чтобы определить закрытый перечень зон, в которых действует специальный режим использования земельных участков, и сделать их границы видимыми для всех — для этого данные о таких зонах внесут в Единый государственный реестр недвижимости. Изменения коснутся всех видов зон с особыми условиями использования территорий: санитарно-защитных, водоохранных, приаэродромных территорий, охранных зон объектов электроэнергетики и т. д. Зоны минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов по замыслу законодателя также получат специальный режим регулирования.

От нововведений могут пострадать собственники участков, оказавшихся в границах вновь установленных зон: принадлежащее им имущество могут снести (при неблагоприятном стечении нескольких факторов) — правда, с вероятной компенсацией убытков. Новые правила также коснутся застройщиков, с чьими объектами связано введение спецрежима.

Сейчас реформа находится в стартовом периоде: снос объектов, не отвечающих новому специальному режиму, запрещен, а для установления особых зон и строительства внутри них объектов недвижимости действуют специальные правила. «Переходный период предположительно продлится до 1 января 2025 года, но к возможным последствиям надо готовиться уже сейчас»,— предупреждает госпожа Верле.

Анастасия Бойцова, заместитель руководителя практики экологии и технического регулирования АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», отмечает преобразования в сфере государственного экологического надзора. «Изменения, внесенные в ст. 65 Закона об охране окружающей среды, устранили актуальную проблему дублирования федерального и регионального экологического надзора в отношении природопользователей»,— говорит она.

Также в июле нынешнего года Госдума приняла новый базовый закон в области государственного и муниципального контроля в РФ. После того как в июле следующего года он вступит в силу, «вся контрольно-надзорная деятельность в сфере экологии будет существенным образом преобразована», заключает Анастасия Бойцова.

Расчеты для чистого воздуха

Одна из экологических задач, стоящих перед государством,— кардинальное снижение загрязнения воздуха в стране. Федеральный проект «Чистый воздух», созданный для реализации этой цели в рамках нацпроекта «Экология», направлен на снижение вредных выбросов в 12 крупных промышленных центрах, где отмечены наибольшие проблемы с загрязнением атмосферного воздуха (Красноярск, Норильск, Челябинск и др.). Ранее Владимир Путин поручал к концу 2024 года сократить выбросы в атмосферу городов-участников не менее чем на 20%.

В прошлом году был принят закон, вводящий в России механизм квотирования таких выбросов — эксперимент по его внедрению продлится с 1 января 2020 года по 1 января 2025 года. В 12 городах проведут сводные расчеты, чтобы установить для каждого региона перечень приоритетных загрязняющих веществ. «На основании полученных результатов будут определены объекты с максимальным общим вкладом в концентрацию загрязнения воздуха, для которых затем установят квоты — величины допустимых выбросов объекта»,— поясняет юрист экологического направления юридической фирмы VEGAS LEX Дмитрий Моторин.

Что касается существующих сегодня методик расчета вреда атмосферному воздуху, юристы относят их к числу назревших в отрасли проблем. Предприятия, обязанные предоставлять показатели по выбросам в атмосферу загрязняющих веществ, чаще всего используют для этих целей расчетный метод, но Росприроднадзор призывает перейти от него к учету фактических данных. «По сути, ведомство указывает, что методика расчета выбросов инструментальным методом является единственно правильной»,— замечает Ольга Чиркова, руководящий юрист Eversheds Sutherland.

Проблему усугубило недавнее письмо Росприроднадзора от 23 октября: согласно тексту документа, организации, проводящие расчеты по методикам, не включенным в утвержденный Минприроды официальный перечень, будут привлечены к административной ответственности за недостоверность данных.

«В итоге может сложиться ситуация, при которой ряд отраслей хозяйственной и иной деятельности останется без легитимных методик расчета выбросов загрязняющих веществ,— говорит Ольга Чиркова.— Для предприятий, использующих расчетный метод (а таких большинство), расходы на актуализацию методики составляют десятки, а при наличии многочисленных источников выбросов — сотни миллионов рублей. При этом замена расчетных методов на инструментальный контроль возможна не всегда».

Ужесточение ответственности

Знаковым, хоть и в негативном ключе, 2020 год стал для экологической ответственности бизнеса. 9 ноября президент России Владимир Путин отправил в отставку главу Минприроды Дмитрия Кобылкина, его пост занял бывший глава Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов. Смена «экологической власти» — одна из причин, по которой ответственность за нарушения ужесточится, а размер платы за вред, причиненный окружающей среде, увеличится, говорят юристы. «Не исключено, что направление развития ситуации задаст идущий сейчас спор между "Норильским никелем" и Росприроднадзором»,— предполагает советник Bryan Cave Leighton Paisner Инна Фирсова.

Вторая важная причина усиления ответственности — Постановление №49, принятое 30 ноября 2017 года Пленумом Верховного суда (ВС) РФ. Этот документ по-новому оттенил проблему судебного доказывания: перечень обстоятельств, которые требовалось подтверждать надзорным органам, был заметно сокращен, кроме того, ВС установил презумпцию причинения вреда природе.

Еще одна характерная тенденция судебной практики последних лет — приоритет денежной компенсации «экологического» вреда. Несмотря на то что законодательство позволяет возместить его в натуральной форме, по итогам судебных процессов предпринимателям чаще приходится платить деньгами. «При этом размер компенсации далеко не всегда является обоснованным»,— добавляет Анастасия Бойцова. Более того, суды могут взыскать деньги даже при условии, что предприниматель возместил причиненный вред в натуре. По мнению юристов, двойное взыскание отбивает у бизнеса охоту добровольно ликвидировать последствия ущерба и негативно сказывается на качестве окружающей среды.

С тем, что за экологические грехи бизнесу приходится платить дороже, соглашается и старший юрист «Пепеляев Групп» Юлия Юрченко. В подтверждение своих слов она приводит изменения, которые Минприроды России планирует внести, например, в методику исчисления вреда водным объектам. Большую роль в них сыграет Кдл — коэффициент, учитывающий, сколько времени загрязняющее вещество воздействует на воду до начала ликвидационных мер. «Новая редакция предписывает, что Кдл будет определяться как общее время нахождения загрязняющих веществ в водном объекте вне зависимости от начала принятия мер по ликвидации загрязнения, что существенно увеличит показатель Кдл и размер компенсации вреда»,— объясняет госпожа Юрченко.

Также эксперты отмечают, что проверки со стороны надзорных органов становятся все качественнее, в то время как природопользователи ограничены в сборе доказательств, в том числе посредством судебных экспертиз. Подобное неравенство приводит к тому, что суды при вынесении решений часто руководствуются лишь доводами, представленными государством.

Неоднозначные критерии

Каждой категории экологических споров присущи свои сложности, влияющие на тактику их ведения. Главный аспект, который сторонам и суду необходимо учитывать в спорах о возмещении вреда,— это сложность процесса доказывания. Если с момента нарушения прошло много времени, есть вероятность, что природа ассимилирует загрязнения и восстановится самостоятельно. Данное свойство окружающей среды стало причиной того, что любое загрязнение расценивается судами как причинившее вред, и доказать обратное природопользователь зачастую не в силах, предупреждает Дмитрий Моторин.

Что касается споров в сфере обращения с отходами производства и потребления, то здесь основные проблемы порождает скудость терминологии. «Законодательство элементарно не содержит четкого определения понятия "отход"»,— сетует господин Моторин. Трудности возникают и при разграничении между собой отдельных видов деятельности, связанной с отходами (размещение, утилизация, обезвреживание). К примеру, вывоз мусора на специализированный полигон может приводить к негативному воздействию на окружающую среду, однако в законе нет однозначного ответа на вопрос, что под ним следует понимать. А оно тем временем влечет за собой наложение экологических платежей, напоминает юрист компании «Юков и партнеры» Виктория Большагина.

Кроме того, для правильного разрешения многих экологических конфликтов нужны специальные познания, но выбор экспертов в этой области часто невелик, и сторона спора «фактически ставится в зависимость от мнения конкретного специалиста», говорит Ольга Чиркова, руководящий юрист Eversheds Sutherland.

Юлия Юрченко сетует, что ряд критериев, учитываемых при определении размера вреда, слишком размыт либо вовсе отсутствует. «Согласно позиции Конституционного суда РФ, причинение вреда природе может сопровождаться нанесением ей невосполнимых потерь, однако порядок определения их размера неизвестен, что на практике приводит к двойной компенсации вреда за счет взыскания денежной компенсации сверх понесенных затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды»,— говорит она.

Отсутствуют и критерии восстановления нарушенного состояния компонентов окружающей среды. Для почв ими обычно служат гигиенические нормативы и возможность использовать земельный участок по целевому назначению. Критерии для водного объекта можно определить, зная, в каком состоянии он находился до загрязнения, но из-за слабости государственного экомониторинга точных данных о состоянии и качестве воды, как правило, нет. Также до сих пор не урегулированы порядок и условия учета затрат, которые требуются для восстановления нарушенной природы.

«Согласно разъяснениям высших судов, учету подлежат добросовестно понесенные обоснованные и разумные затраты. Слишком общие критерии не добавляют определенности, и количество споров по учету затрат не уменьшается»,— подытоживает Юлия Юрченко.

Страховка от ошибок

Анастасия Бойцова считает, что при рассмотрении экологических споров первостепенную важность имеет установление фактических обстоятельств. Определяя их, суды обычно руководствуются результатами проверок, проводимых надзорными органами, а шансы опровергнуть их результаты весьма невелики.

При этом опрошенные “Ъ” юристы сходятся во мнении, что ход процесса во многом зависит от результатов судебных экологических экспертиз. Вместе с тем суды довольно редко назначают их по инициативе природопользователей, и важно заранее позаботиться о сборе необходимых доказательств. Заключение эксперта важно иметь на руках еще до начала разбирательства, полагает Ольга Чиркова.

Также юристы рекомендуют фиксировать все нарушения, допущенные в ходе проверок государственными органами. «Представление этих сведений в суд может существенно дискредитировать позицию надзорного ведомства»,— подсказывает Анастасия Бойцова.

Одна из частых ошибок компаний в экологических спорах — использование исключительно формальной позиции. «Например, представитель указывает, что, согласно определенному положению законодательства, компания ничего не должна платить. Однако этого недостаточно — нужно представлять максимальное количество доказательств (свидетели, специалисты, письма ассоциаций и госорганов, судебные и внесудебные экспертизы, допрос специалистов), нужно объяснять суду, что компания права по сути, а не только формально и действует максимально добросовестно»,— говорит советник Bryan Cave Leighton Paisner Евгений Орешин.

Штрафная пауза

Как правило, за небольшие правонарушения в области охраны окружающей среды предприятия наказываются штрафом: уполномоченные органы накладывают на них взыскание и предписывают устранить недостатки в определенный срок, говорит Наталья Стенина. Но если вред стал итогом работы, ведущейся с постоянными нарушениями, или размер экологического ущерба слишком велик, соразмерным способом защиты может быть приостановка деятельности компании, и по общему правилу она назначается судом, напоминает Екатерина Сливко, советник судебно-арбитражной практики АБ ЕПАМ.

Приостановка возможна двумя способами, рассказывает Екатерина Верле: в виде иска о запрещении работы компании, которая создает опасность причинения вреда в будущем, или же в виде санкции за административное правонарушение.

Для обоих случаев характерны общие особенности: во-первых, деятельность компании «встает на паузу» не целиком, а только в той части, которая непосредственно порождает вред или его угрозу — например, эксплуатация объекта недвижимости, в результате которой был причинен вред окружающей среде, приостанавливается, но владеющая им компания продолжает работать. Во-вторых, на практике приостановка — довольно редкое явление как для административного, так и для гражданского процесса. Так, административная приостановка назначается только в случаях, если менее строгое наказание не достигнет цели. В гражданских исках, как правило, действует такой подход: чтобы добиться прекращения деятельности фирмы, истец должен доказать, что опасность причинения вреда окружающей среде в будущем носит реальный, а не гипотетический характер. Искать такие доказательства придется прокуратуре или органам экологического надзора.

Разойтись мирным путем

Случается, что экологические споры заканчиваются мировым соглашением, главным образом это касается дел о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, и реже — дел о взыскании платы за НВОС.

В первой категории именно мировые соглашения фактически стали тем инструментом, который позволяет ответчику согласовать удобные для него форму и порядок возмещения вреда. Пока что миром заканчиваются преимущественно споры, возникшие вследствие загрязнения или повреждения почв, поскольку федеральные (Росприроднадзор и Россельхознадзор), региональные и местные власти заинтересованы в том, чтобы ответчик признал вину и провел фактическую рекультивацию, уточняет Виктория Большагина.

Мировые соглашения по делам о взыскании платы за НВОС также встречаются все чаще. «По их условиям ответчикам, как правило, предоставляется рассрочка платы за НВОС на период вплоть до десяти лет или при определенных обстоятельствах производится корректировка или снижение размера платы за НВОС»,— поясняет Екатерина Сливко.

Но, несмотря на то что практика заключения мировых соглашений по этим категориям споров продолжает активно формироваться, масштабного характера они пока не приобрели — отчасти из-за опасений государственных органов, что вышестоящее руководство воспримет как ненадлежащее исполнение функций их «примирение» с нарушителями.

Ваши права нарушены, вам нужны средства на судебный спор? Оставляйте заявку на получение судебных инвестиций на PLATFORMA

Споры, которые опрошенные “Ъ” эксперты отметили в числе наиболее значимых за 2020 год

Участники: Росприроднадзор и АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (дело №А33–27273/2020)

Требование: о взыскании вреда, причиненного окружающей среде (ее компонентам) вследствие нарушений обязательных требований законодательства в области охраны окружающей среды

Финансовая оценка: 148 млрд руб.

Сроки: 10 сентября 2020 года — по н. в.

Суть конфликта: 29 мая 2020 года на ТЭЦ-3, которая принадлежит АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (НТЭК, входит в группу «Норильский никель»), случилась авария: из-за просадки опор фундамента произошла разгерметизация одного из резервуаров с топливом. В окружающую среду, в том числе в реки Далдыкан, Амбарная, Пясина, озеро Пясино, попало более 21 тыс. тонн нефтепродуктов. В Красноярском крае был введен режим ЧС федерального уровня. По факту аварии возбуждено несколько уголовных дел.

В «Норникеле» посчитали, что ликвидация последствий аварии на ТЭЦ-3 обойдется в 21,4 млрд руб. Росприроднадзор оценил ущерб окружающей среде иначе, и 10 сентября 2020 года Арбитражный суд Красноярского края зарегистрировал иск Росприроднадзора к АО НТЭК на сумму 148 млрд руб. Компания не согласна с суммой штрафа и методикой расчета ущерба, указывая, что регулятор неоправданно применил максимальные коэффициенты из возможных и завысил объем попавших в воду нефтепродуктов. Штраф «Норникелю» за экологический ущерб может стать рекордным в истории России, серьезно повлияв на размер дивидендов и усугубив конфликт основных акционеров компании.


Участники: Росприроднадзор и ООО «Усольехимпром» (дело №А19–17745/2020)

Требование: о взыскании вреда, причиненного почвам как объекту окружающей среды

Финансовая оценка: 1,3 млрд руб.

Сроки: октябрь 2020 года — по н. в.

Суть конфликта: Завод «Усольехимпром» располагается в городе Усолье-Сибирское в 90 км от Иркутска. Начал работу в 1936 году, в советские годы входил в число крупнейших химпредприятий за Уралом. В начале 2000-х годов компания «Нитол» начала развивать на объекте производство поликристаллического кремния, позже в проект вошла ГК «Роснано». C 2010 года предприятие находится в процедуре банкротства.

Площадь промплощадки — 610 га, на территории расположено более 200 промышленных объектов: 140 корпусов цехов, 60 вспомогательных зданий и сооружений (в том числе цех ртутного электролиза, где может быть сосредоточено до 600 тонн ртути, а также цистерны с химическими отходами и подземные скважины, куда закачивали отходы. Почва, грунтовые и подземные воды пропитаны высокотоксичными хлорорганическими загрязняющими веществами и тяжелыми металлами. По данным служб экологического и технического надзора, ПДК ртути в сточных водах на предприятии «Усольехимпром» превышена в 33 тыс. раз, в воздухе — в 367 раз.

С момента остановки предприятия власти региона безрезультатно пытались добиться финансирования на ликвидацию последствий его деятельности: у региональных властей нет права организовать подобную работу, так как завод расположен на федеральной земле.

Осенью 2018 года на промплощадке произошли утечки ядовитых веществ, и в городе был введен режим ЧС. С 25 сентября 2020 года в связи с началом на предприятии работ по ликвидации отходов уровень режима ЧС поднят с муниципального до регионального. Полномочиями единственного поставщика по всем ликвидационным работам по распоряжению президента РФ наделено ФГУП «Федеральный экологический оператор» («Росатом»), программа выполняется совместно с Минобороны РФ (войсками радиационной, химической и биологической защиты).

На решение экологических проблем в Усолье-Сибирском правительство выделило 434,8 млн руб. При этом общий экологический вред от производств на промплощадке Росприроднадзор оценивает в 1 млрд руб. Ожидается, что основной очаг загрязнения будет ликвидирован до 1 сентября 2021 года, полностью избавиться от загрязнения планируется к 2024 году.

13 октября 2020 года межрегиональное управление Росприроднадзора по Иркутской области и Байкальской природной территории предъявило к ООО «Усольехимпром» иск о взыскании вреда, причиненного почвам как объекту окружающей среды, в размере 1,3 млрд руб.


Участники: Уральское межрегиональное управление Росприроднадзора и ООО «Староцементный завод» (дело №А60–71312/2019)

Требование: о признании недействительными предписаний Роспотребнадзора

Финансовая оценка: 2,9 млрд руб.

Сроки: 18 декабря 2019 года — 27 октября 2020 года

Суть конфликта: В 1970 году на территории г. Сухой Лог был выработан и закрыт карьер известняков, в дальнейшем по решению местного горисполкома перешедший в государственную собственность.

В 2006 году земельный участок, на котором размещен карьер, по договору аренды отошел в пользование сухоложского предприятия ООО «Староцементный завод» (СЦЗ). По данным из открытых источников, 70% предприятия принадлежит предпринимателю Сергею Шмотьеву. Завод производит различные виды строительных смесей, в том числе для изготовления пропантов, используемых в нефтедобывающей отрасли. Основным покупателем продукции выступает компания ФОРЭС, также принадлежащая господину Шмотьеву). Завод принял на себя обязательства по засыпке карьера: согласно проекту рекультивации, соответствующие работы должны проводиться до 2036 года.

С 16 июля по 12 августа 2019 года Уральское межрегиональное управление Росприроднадзора провело на СЦЗ внеплановую выездную проверку, по итогам которой установило, что предприятие размещает отходы на землях, не предназначенных для данного вида деятельности, и грубо нарушает экологическое законодательство. Всего было выявлено десять нарушений законодательства в области охраны окружающей среды. Согласно подсчетам Росприроднадзора, ущерб экологии от действий предприятия составил почти 3 млрд руб. Также во время проверки были найдены другие экологические нарушения, повлекшие для предприятия штраф на общую сумму 1,3 млн руб.

Дирекция СЦЗ не согласилась с претензиями и обжаловала их в суде, в ходе процесса ведомство отозвало предписания из-за ошибок, допущенных проверяющими при составлении протоколов. 10 марта 2020 года Арбитражный суд (АС) Свердловской области прекратил судебную тяжбу между СЦЗ и региональным управлением Росприроднадзора. В итоге из семи предписаний ведомства одно было отозвано им самостоятельно, пять – отменено судом, и одно суд оставил в силе. В настоящее время ряд жителей городов Свердловской и Курганской областей протестует против работы завода, утверждая, что его деятельность грубо нарушает природоохранное законодательство.


Участники: Управление Росприроднадзора по Астраханской и Волгоградской областям и ООО «Газпром переработка» (дело №А06–10113/2020)

Требование: о взыскании ущерба в счет возмещения вреда, причиненного загрязнением почвы

Финансовая оценка: 225 млн руб.

Сроки: 2 ноября 2020 года — по н. в.

Суть конфликта: По итогу административного расследования, проведенного Росприроднадзором в отношении ООО «Газпром переработка» по статье о порче земель, ведомство установило факт нарушения земельного законодательства и загрязнения почвы серой на производстве компании. По данным ведомства, содержание серы превышало нормативы в 14–18 раз, экологический ущерб зафиксирован почти на 14 га земли. Согласно примененным Роспотребнадзором методикам расчета, сумма ущерба составила 225,1 млн руб.

Предприятие привлекли к административной ответственности. Позднее межрегиональное управление Роспотребнадзора обратилось в АС Астраханской области с иском о взыскании ущерба в судебном порядке, 2 ноября 2020 года заявление было принято к производству.


Участники: Росприроднадзор и администрация г. Нефтеюганска (дело №А75–8501/2018)

Требование: о взыскании вреда, причиненного почвам как объекту окружающей среды

Финансовая оценка: 1,8 млрд руб.

Сроки: 5 июня 2018 года — 4 февраля 2019 года


Суть конфликта: В 2018 году на территории Нефтеюганска в районе автодороги Нефтеюганск—Сургут Росприроднадзор выявил свалку ТБО, расположенную в водоохранной зоне. В срок до 1 декабря 2016 года свалка должна была быть рекультивирована, но местные власти не выполнили задачу. По результатам расследования пробы почвы показали токсичность и высокое содержание загрязняющих веществ. Сумма ущерба, по мнению ведомства, превышала 1,8 млрд руб.

Администрация города отвергла обвинения и отказалась выплачивать эту сумму, ссылаясь на некорректный забор проб и конструкцию свалки. В ответ надзорное ведомство обратилось с иском в Арбитражный суд ХМАО, который 30 октября 2018 года удовлетворил его требования к ответчику в полном объеме.

Однако 30 января 2019 года 8-й Арбитражный апелляционный суд (ААС) отменил это решение как принятое с нарушением ст. 413 ГК РФ. По мнению апелляции, в данном случае при взыскании ущерба с г. Нефтеюганска полученные деньги поступили бы в казну того же муниципального образования и, учитывая совпадение в одном лице причинителя вреда и получателя компенсации, удовлетворение такого иска не привело к восстановлению нарушенных прав и интересов.

Участники: Росприроднадзор и АО «Русал Ачинский глиноземный комбинат» (дело №А33–12484/2019)

Финансовая оценка: 223 млн руб.

Сроки: 24 апреля 2019 года — по н. в.

Требование: о взыскании задолженности по плате за размещение отходов производства и потребления

Суть конфликта: В апреле 2019 года Росприроднадзор предъявил к АО «Русал Ачинский глиноземный комбинат» требования о взыскании 233 млн руб. в качестве платы за негативное воздействие на окружающую среду. Возникшие у ведомства претензии относились к 2016 году — именно за этот период, по мнению ведомства, предприятие неверно исчислило плату за размещение отходов и указало ее в соответствующем отчете, который направило несвоевременно. Комбинат отказался выплачивать перерасчитанную сумму, и Росприроднадзор обратился в суд.

24 сентября 2020 года АС Красноярского края удовлетворил требования надзорного органа, взыскав с предприятия 233 млн руб. Комбинат с решением не согласился и, полагая, что наказание несоразмерно с нарушением, которое выражается лишь в несвоевременной сдаче отчета при отсутствии ущерба окружающей среде, подал апелляционную жалобу — в настоящее время ее рассматривает 3-й ААС.


----- Комммерсантъ

PLATFORMA финансирует экологические иски. Узнать подробности

Всё о юридических и финансовых технологиях

Мы пишем о технологиях роста, новых моделях заработка для юристов, неординарных героях со всего мира. Ежедневно публикуем важнейшие юридические новости, обзоры и аналитику.