Войти Регистрация
Стоит ли обращаться в суд при оказании ненадлежащей медицинской помощи?

  Медицина – сфера человеческих отношений, с которой сталкиваются почти все. Ее особенность в том, что несмотря на гуманную сущность, заложенную в основе врачебной деятельности, медицинское вмешательство нередко сопряжено с существенными рисками для пациента. К сожалению, эти риски не всегда продиктованы только объективными причинами, такими, как, скажем, уровень развития медицины.   


    Обычно любые неправильные действия или бездействие врачей, которыми причинен вред здоровью или жизни пациента, называют врачебными ошибками, хотя это определение неверно. Врачебная ошибка, в строгом понимании, подразумевает добросовестное заблуждение врача при отсутствии вины. Так бывает, когда врач принял неверное решение, основываясь, например, на результате неверного обследования, проведенного другим специалистом. Или же, при правильном диагнозе и надлежащем лечении, причиненный вред был обусловлен индивидуальными особенностями организма пациента, которые врач не мог предусмотреть.

     Причинение вреда при наличии вины - это не врачебная ошибка, а ненадлежащее оказание медицинской помощи, влекущее гражданско-правовую, административную, или уголовную ответственность.

     Приведу пример из своей юридической практики. Истица, поступив в роддом, оказалась предоставлена сама себе, несмотря на сильную боль и отошедшие воды. Она не могла допроситься осмотра лечащим врачом. Длительность безводного периода составила около восьми часов, что по медицинским канонам недопустимо. Врач, опоздавший на смену примерно на час, ее осмотрел, но было уже поздно. Ребенок родился мертвым, а истица в результате неизбежного в той ситуации хирургического вмешательства утратила способность к деторождению. Врачами были допущены грубые нарушения в тактике ведения родов и оформлении медицинской документации, в том числе, и ее изменение задним числом.

     В возбуждении уголовного дела истице было отказано. После обращения в суд с иском о компенсации морального вреда была доказана причинно-следственная связь между ненадлежащей медицинской помощью и причиненным вредом. Правда, сумму компенсации морального вреда, на мой взгляд, нельзя назвать адекватной перенесенным страданиям – один миллион в пользу обоих родителей. Однако истцы, действительно, получили моральное удовлетворение, поскольку виновные в их семейной трагедии не ушли от ответственности.

     В подобной ситуации о врачебной ошибке речь уже не идет. Врачи не исполнили свои должностные обязанности, не оказали надлежащую помощь пациенту.

     К сожалению, отсутствует доступная статистика о количестве случаев некачественного оказания медицинских услуг в РФ, чтобы объективно судить об объемах нарушения прав пациентов в стране.

     Имеющаяся информация Следственного Комитета РФ, согласно которой в 2017 году рассмотрено 6050 заявлений от пострадавших граждан, по которым возбуждено 1791 уголовное дело, не дает даже приблизительного представления о масштабах проблемы.

     Количество возбужденных уголовных дел, и даже общее количество жалоб в СК от пострадавших пациентов, мало что говорит о количестве случаев виновного нарушения профессиональных обязанностей медицинскими работниками, в результате которых пациентам причинялся вред. Только часть пострадавших (с учетом процветающего в обществе правового нигилизма можно предположить, что незначительная) предпринимает попытки возбудить уголовное дело. Какая-то часть пациентов обращается с жалобами в СК и в суд одновременно, а какая-то - только за судебной защитой. О числе пострадавших пациентов, не прибегающих к защите своих прав, остается только гадать. Поэтому никакой объективной картины качества медицинской помощи в стране не существует.

      На мой взгляд, цифры, приведенные СК относительно количества уголовных дел против врачей за один только 2017 год, а также официально публикуемые судебные решения по искам о компенсации морального вреда, причиненного медицинскими услугами ненадлежащего качества, и расстраивают, и настораживают.

    Тем более, по результатам своей юридической практики рискну предположить, что большая часть пострадавших в правоохранительные органы и в суд, все же, не обращается. Однако о серьезности этой социальной проблемы можно судить уже по тому, что начиная с 2016-2017 года СК РФ принял ряд организационных мер, направленных на тщательное изучение и расследование дел этой категории и выступил с инициативой ввести в Уголовный кодекс специальную норму об уголовной ответственности для врачей.

     Примечательно, что до недавнего времени жалобы пострадавших пациентов в Следственный комитет, а ранее, до его создания – в милицию и прокуратуру, в подавляющем большинстве случаев имели единственную перспективу – отказ в возбуждении уголовного дела. Сравните, например, 1791 уголовное дело против врачей за 2017 год с 311 уголовными делами против медработников за 2012. При том, что пять лет назад вряд ли медицинская помощь качественно отличалась в лучшую сторону по сравнению с 2017 годом.

     Можно резюмировать, что подход правоохранительных органов к данной проблеме качественно изменился – от практически полного нежелания возбуждать уголовные дела в отношении врачей до тщательной проверки и возбуждения уголовных дел в количестве, приближающемся к двум тысячам за год, принятия новых организационно-технических мер для тщательного изучения, учета и расследования случаев ненадлежащей медицинской помощи.

     Несколько иначе обстояли и обстоят дела с защитой прав пациентов в судебном порядке. Хотя в обществе до сих пор поддерживается мнение о бесперспективности борьбы с медицинскими учреждениями, судебная практика показывает, что такое представление уже сильно отстало от жизни.

    Взыскать компенсацию морального вреда пациент может и в случаях, когда в возбуждении уголовного дела было отказано, или истец вообще не обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела.

     Правда, в области защиты прав пациентов в судебном порядке далеко не все просто, и есть нерешенные проблемы, создающие препятствия для предоставления истцам соразмерной защиты со стороны правосудия. Однако особенности медицинских споров, трудности, с которыми неизбежно сталкиваются истцы в суде, тема для отдельного разговора. Все же, как показывает юридическая практика, иски о компенсации морального вреда пациентам, пострадавшим от ненадлежащего лечения, теперь имеют перспективы. «Теперь» - потому, что лет 15-20 назад, действительно, о таких перспективах можно было лишь мечтать.   

--- Татьяна Гусева, юрист (г. Калининград) для PLATFORMA

PLATFORMA размещает интересные новости правового характера с обязательным указанием источника. Присылайте материалы для размещения на press@platforma-online.ru

Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Подписаться

Контакты редакции

Нина Данилина

+7 917-511-44-17