Решение суда по профинансированному инвестором иску будет обжаловано
В Городской суд Петербурга 25 марта поступила апелляция от бывшей спортсменки Марии Чаадаевой (Комиссаровой) на решение Невского суда по иску о компенсации материального и морального вреда.В апелляционной жалобе истица требует отменить решение Невского суда и удовлетворить иск в полном объеме.


Суд посчитал, что услуга клиники состояла в осуществлении работы в соответствии с индивидуальной реабилитационной программой по восстановлению двигательных функций, а не в обещании поставить девушку «на ноги». Адвокат Ирина Фаст, представляющая интересы Марии Комиссаровой, получившей травму во время Олимпиады в Сочи, отметила, что при рассмотрении дела суд отказал истцу в допросе важных свидетелей и приобщении документов, обвинив в затягивании процесса, несмотря на то что это было второе по счету полноценное судебное заседание. В пресс-службе клиники указали, что суд всесторонне и полно изучил все обстоятельства дела и дал оценку доводам сторон и представленным доказательствам.

Невский районный суд г. Санкт-Петербурга частично удовлетворил иск бывшей участницы олимпийской сборной России по фристайлу Марии Комиссаровой. Суд посчитал, что срок исковой давности истек, но взыскал с ответчика компенсацию морального вреда и штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Суть претензий к клинике

Как ранее писала «АГ», во время тренировки в ходе подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи российская спортсменка Мария Комиссарова получила тяжелую травму позвоночника. Девушка была прооперирована в России, а затем в Германии. Врачи обеих стран сообщили ей, что современный уровень медицины не позволяет ей «снова встать на ноги».

22 апреля 2014 г. Мария Комиссарова прошла первичный прием у доктора медицинских наук Евгения Блюма в клинике «Научно-исследовательский институт физической реабилитации и новых реабилитационных технологий» в Испании. Как указано в иске, по результатам осмотра врач разработал программу восстановительного лечения сроком на один год, указав, что девушка снова сможет ходить. 3 мая 2014 г. спортсменка заключила с клиникой договор на оказание услуг, который был продлен в мае 2015 г. еще на один год.

29 января 2016 г. девушка прошла обследование в неврологической клинике в Испании и 15 февраля 2016 г. получила заключение о состоянии здоровья, в котором было указано, что никаких улучшений по сравнению с 2014 г. не произошло. Она решила прекратить реабилитацию с 1 марта 2016 г.

В исковом заявлении (имеется у «АГ») Мария Комиссарова указала, что выводы об улучшении состояния, о положительной динамике после проведенных занятий ответчик делал на основании личного осмотра, без привлечения других врачей и без использования какой-либо медицинской аппаратуры.

Истец указала, что, заключая договор, она четко обозначила свою цель: снова начать ходить самостоятельно, не быть прикованной к инвалидной коляске. Она отметила, что в соответствии со ст. 10 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.

В иске девушка указала, что в силу ч. 1 ст. 12 Закона защите прав потребителей, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию об услуге, он вправе в разумный срок отказаться от исполнения заключенного договора и потребовать возврата уплаченной за услугу суммы и возмещения других убытков. Сослалась она и на ч. 4 данной статьи, отметив, что при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией об услуге, необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках услуги.

Мария Комиссарова также сообщила в исковом заявлении, что ей не была предоставлена достоверная информация о том, что оказываемые услуги не приведут и не могут привести к восстановлению, о чем доктор Блюм как врач с большим опытом работы в сфере восстановительной медицины не мог не знать.

Непредоставление ответчиком достоверной информации об услуге, введение потребителя в заблуждение относительно качества оказываемых услуг и их соответствия цели заключения договора привели к тому, что истец понес убытки в виде денежных средств, выплаченных ответчику по договору, отмечается в иске. Мария Комиссарова указала, что размер убытков, вызванных недостатками услуги, составляет более 50 млн руб. 

Кроме того, девушка сослалась на ст. 15 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которой моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. В связи с этим Мария Комиссарова попросила суд взыскать 5 млн руб. компенсации морального вреда.

Суд снизил размер компенсации почти в 1000 раз

Согласно решению Невского районного суда г. Санкт-Петербурга, в суде представитель ответчика, сославшись на ст. 128, 779–783 ГК, Постановление Пленума ВС и на Постановление КС (номера скрыты – прим. ред.), отметил, что в договоре возмездного оказания услуг на исполнителе не лежит риск недостижения результата, результат услуги не является объектом гражданских прав и не может выступать предметом договора и, как следствие, не может являться критерием ненадлежащего исполнения медицинской организацией или оздоровительным центром своих обязательств по договору. 

Указывается, что ответчик довел до сведения истца информацию о том, что в результате прохождения программы оздоровления речь может идти лишь о повышении качества жизни по сравнению с тем качеством, которое могла предложить действующая система реабилитации инвалидов. 

В решении отмечается, что Мария Комиссарова утратила право предъявлять требования, основанные на п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей, так как она могла отказаться от исполнения договора от 3 мая 2014 г. в течение срока его действия, но не сделала этого. 

Ответчик указал, что утверждение спортсменки об отсутствии положительных изменений после прохождения оздоровительной программы опровергает заключение нейрохирурга Бенджамина Изкуэрдо, который 29 января 2016 г. посетил реабилитационный центр и произвел независимую оценку промежуточного результата осуществления реабилитационной программы.

Также ответчик отметил, что девушка требует возместить убытки исходя не из действительной суммы, уплаченной по договору, а из произведенного ею расчета, согласно которому полученную расчетным способом стоимость услуги за один месяц Мария Комиссарова умножила на количество месяцев, в которые проходила курс оздоровления.

При вынесении решения суд сослался на п. 3.1 Постановления КС от 23 января 2007 г. № 1-П, согласно которому, определяя исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как его предмет, федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается. Выделение в качестве предмета данного договора совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности обусловлено тем, что даже в рамках одного вида услуг результат, ради которого заключается договор, в каждом конкретном случае не всегда достижим, в том числе в силу объективных причин.

Суд указал, что 27 мая 2014 г. Евгений Блюм сообщил, что планирует по договору осуществлять работу в соответствии с индивидуальной реабилитационной программой по восстановлению двигательных функций. При этом все действия будут проводиться на специальном оборудовании. В задачи врача входило: владеть ноу-хау, предоставить помещение, полностью оснащенное запатентованным авторским оборудованием, а также обученный персонал для выполнения программы. Кроме того, он сообщил, что осуществит постоянное методологическое сопровождение, а эффективность восстановления будет документироваться фото- и видеоматериалами, динамическими обследованиями поэтапно, при участии заинтересованных экспертов-специалистов. «Таким образом, услуга состояла в осуществлении работы в соответствии с индивидуальной реабилитационной программой по восстановлению двигательных функций», – указал суд. При этом в решении отмечается, что ни из одного из документов, имеющихся в материалах дела, не следует, что ответчик при заключении договора с истицей ставил целью полное восстановление ее способности ходить. 

При рассмотрении гражданского дела суд отказал истцу в допросе важных свидетелей по делу и приобщении документов, обвинив в затягивании процесса, хотя это было второе по счету полноценное судебное заседание. В ходе первого допрашивались стороны и другие свидетели

Также суд отметил, что договор заключен 3 мая 2014 г., а с требованием о взыскании убытков по тем основаниям, что Марии Комиссаровой не была предоставлена полная информация об услуге, она обратилась 31 октября 2018 г. Суд указал, что из материалов дела следует, что договор исполнялся длительное время как ответчиком, так и истцом и что последний в разумный срок не отказался от его исполнения. Следовательно, оснований для удовлетворения требований не имеется.

В решении указывается, что девушке стало известно об обстоятельствах, явившихся основанием для обращения в суд, не позднее 4 февраля 2015 г., когда закончилось действие договора, в связи с чем срок исковой давности истек 4 февраля 2018 г., а Мария Комиссарова обратилась в суд 31 октября 2018 г. 

«Вместе с тем, судом установлено нарушение прав истицы, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, поэтому имеются основания для удовлетворения требования о взыскании компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона РФ “О защите прав потребителей”», – посчитал суд. Отмечается, что информация о товарах (работах, услугах) в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона о защите прав потребителей должна доводиться до сведения потребителя в наглядной и доступной форме в объеме, указанном в п. 2 ст. 10 Закона. 

Ответчиком в суд представлена оздоровительная программа, датированная 3 мая 2014 г., однако Мария Комиссарова с документом ознакомлена не была. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что девушке не была предоставлена полная информация об оказываемой услуге, что является основанием для взыскания в ее пользу компенсации морального вреда. Суд указал, что в соответствии со ст. 208 ГК исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом, и взыскал в пользу спортсменки 40 тыс. руб. 

Кроме того, он сослался на п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которым при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере 50% от присужденной суммы. В связи с этим с ответчика взыскан штраф в размере 20 тыс. руб. 

Комментарии сторон

В комментарии «АГ» адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст, представляющая интересы Марии Комиссаровой, указала, что судом достоверно установлено, что абсолютно никаких документов, позволяющих истцу сделать осознанный выбор и понять, соответствует ли программа, предложенная ответчиком, цели заключения договора, не предоставлялось. Она отметила, что в требованиях отказано по мотиву истечения срока исковой давности, что, по ее мнению, является весьма спорным. 

Кроме того, адвокат указала, что изначально ответчик утверждал, что спортсменка проходила реабилитацию только в течение времени, официально указанного в договоре, хотя в реальности было иначе. Он также говорил, что оплата была произведена только в той части, где прошли безналичные платежи, и не признавал факт оплаты занятий наличными средствами, грозил подачей встречного иска и взысканием оплаты за второй год занятий. «Впоследствии директор клиники в судебном заседании признала, что истец занималась в центре до декабря 2015 г. и все занятия были оплачены», – рассказала Ирина Фаст. 

Она отметила, что, несмотря на то что в суд были представлены доказательства, он посчитал срок давности исходя из срока оказания услуг, указанного в договоре, а не с момента фактического прекращения отношений между сторонами. «При рассмотрении гражданского дела суд отказал истцу в допросе важных свидетелей по делу и приобщении документов, обвинив в затягивании процесса, хотя это было второе по счету полноценное судебное заседание. В ходе первого допрашивались стороны и другие свидетели», – указала Ирина Фаст. По ее мнению, такой подход к рассмотрению дела привел к вынесению немотивированного и очень противоречивого решения. В заключение адвокат отметила, что в скором времени будет подана апелляционная жалоба.

Стоит отметить, что к данному делу был привлечен инвестор через сервис судебного финансирования PLATFORMA. Основатель сервиса, адвокат АП г. Москвы Ирина Цветкова отметила, что иск Марии Комиссаровой был поддержан как социально значимое дело. «Мы привлекаем инвесторов не только для ведения коммерческих споров, но и для дел, имеющих социальную и общественную значимость. Это история не только про Марию, но и про всех людей, попавших в аналогичную ситуацию», – указала адвокат. Кроме того, она выразила надежду, что в апелляционной инстанции удастся восстановить справедливость.


---- "Адвокатская газета"

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.


Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина