Крах гонорара успеха – к чему это приведет?
Александр Московкин, «Российская газета», для PLATFORMA

Дело адвоката Игоря Третьякова, от которого в рамках нашумевшего судебного процесса требуют вернуть более 300 млн. рублей как незаконно, по мнению обвинения, полученный гонорар успеха, способно не только обрушить рынок российского судебного финансирования.

Из опубликованной перед новогодними праздниками мотивировочной части решения вытекает, что отныне суд и прокуратура сами могут решать, кто, за что и сколько может (и не может, что не менее важно) платить юристам.


Месяц назад мы рассказывали о нашумевшем деле адвоката Игоря Третьякова, который, взявшись за ведение судебных процессов на стороне «НПО Лавочкина», в течение двух лет получил более 330 млн. рублей гонорара успеха за свою работу.

Недавно суд обязал вернуть эти деньги, а сам Третьяков еще с середины 2018 года находится в сизо. Дело Третьякова (ход и хитросплетения его рассмотрения можно последить в Яндекс. Новостях) всколыхнуло общественность, и особенно адвокатское сообщество, которое поняло, что, проиграй коллега свое дело, будущие гонорары, контракты и даже физическая свобода многих (если не всех) его успешных представителей окажутся под большим вопросом.

Но это не единственное печальное следствие произошедших событий. В конце 2018 года Арбитражный суд Московской области опубликовал мотивировочную часть решения, в котором говорится, что Третьяков должен в полном объеме вернуть гонорар успеха, полученный им в баталиях против «Роскосмоса».

Отличный разбор решения (защита Третьякова будет обжаловать его) дает «Адвокатская газета», и выводы ее комментаторов неутешительны: случившееся ставит под удар и только формирующийся в России рынок судебного финансирования, и сложившиеся (но не закрепленные законодательно) практики юридической работы (прежде всего, конечно же, в области госзаказа), и прямо бьет по качеству российского правосудия.

Все это, конечно, важно, но комментаторы дела Третьякова, среди которых очень уважаемые в юрсообществе люди, углубляются в хоть и существенные, но детали, не говоря главного: поставив под сомнение гонорар успеха (ссылаясь на Методические рекомендации по размерам оплаты юрпомощи – по сути на минимальные ставки, – судья посчитал, что Третьяков получил за свою работу в 200 раз больше того, что должен был получить), суд пошел еще дальше.

В его решении можно прочитать о том, что по делам, фигурантом которых было «НПО Лавочкина» вообще не было смысла привлекать внешних юристов. А если смысл привлекать их и был, то по совсем другим («разумным») ставкам. В материале «Ведомостей», посвященном последствиям этого решения, один из комментаторов, управляющий партнер фирмы «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов, метко характеризует понятие «известная разумная стоимость юридических услуг» как оксюморон и говорит, что расценки, установленные для адвокатов палатами, – это просто ориентир, минимальная точка отсчета для установления гонораров.

Эта практика (надо сказать, известная всем, кто работает в области судебной защиты) игнорируется судом. В результате опубликованным решением de facto узаконивается прямое вмешательство в процесс принятия сторонами процесса решений о том, как, какими силами и на какие средства вести баталии в суде. Выходит, что основной задачей суда в такой конструкции становится не вынесение справедливого приговора, а интерпретация предполагаемых или даже возможных мотивов, которым руководствовались стороны, заключив письменный договор на юруслуги с соблюдением всех необходимых формальных процедур.

То, что годами не может отрегулировать юрсообщество – как быть с тем же гонораром успеха, как адвокатам работать с бизнесом без придуманных ad hoc громоздких конструкций и, например, беспроблемно нанимать других адвокатов, на основе каких принципов устанавливать профстандарты и не давать им устаревать, а также многое другое – теперь в спешном режиме решает суд в рамках всего одного (пусть важного и резонансного) дела. И в этом смысле то, что происходит сейчас с Третьяковым, должно отрезвить и консолидировать юрсообщество, переключив с внутренних склок на конструктивную работу не только ради абстрактного всеобщего блага, но и ради сохранения хоть сколько-нибудь комфортных условий для профессионального будущего в самой ближайшей перспективе.

Показательно, что в рамках параллельно арбитражному идущего уголовного процесса Третьяков уже почти полгода содержится под стражей (по сути дела по экономическому спору) и обвиняется в хищении в особо крупном размере. Своей вины он не признает и на сделки со следствием не идет. Бабушкинский суд по ходатайству следствия уже продлевал ему меру пресечения (последний раз – 18 декабря 2018 года).

Очередное заседание должно пройти 21 января, и защита не ожидает никаких позитивных для себя новостей. Если ее прогнозы оправдаются, то, видимо, и юристам, работающим с госзаказом, следует серьезно задуматься о своем будущем и своих перспективах.


---- Александр Московкин


Есть интересное дело, тема для обсуждения или новость? Пишите нам на press@platforma-online.ru 

Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина, PR-отдел

Елена Селина, реклама