Узнайте больше о судебном финансировании в нашем бесплатном гайде Путеводитель
Как состоятельные наследники защищают активы от кредиторов родителей

В английских судах продолжается противостояние миллиардера Фархада Ахмедова и его бывшей супруги Татьяны в рамках рекордно дорогого для Великобритании бракоразводного процесса. Не так давно по инициативе Ахмедовой к разбирательству подключили сына экс-супругов Темура, который, по ее мнению, способствует отцу в сокрытии активов. Это не первый случай, когда имущество детей состоятельных родителей становится целью для кредиторов последних. Подробности - в колонке Михаила Гарцкия на Zakon.ru.

Финансовая поддержка сына или вывод активов?

Судья Хаддон-Кейв присудил Татьяне Ахмедовой компенсацию в 453 млн фунтов ещё в 2016 году, однако Фархад Ахмедов отказался добровольно исполнять решение британского судьи. Комментируя тогда вердикт, Ахмедов указывал на его низкий потенциал: «перспективы у данного судебного решения такие же, как у дырки от бублика, — никакие». Действительно, из текста одного из прошлогодних судебных решений следует, что за прошедшие годы юристам Татьяны удалось взыскать лишь незначительно малую часть присужденной ей суммы. Установленные на данный момент судом ключевые активы Ахмедова включают суперяхту «Luna» стоимостью в 330 млн фунтов, коллекцию современного искусства, а также денежные средства и ценные бумаги на сумму около 650 млн долларов.

О части указанных денежных средств и идет речь в требованиях, предъявленных Татьяной Ахмедовой к Темуру. Так, она указывает, что Темур в качестве помощника (lieutenant) отца играл основную роль в стратегии Фархада Ахмедова, направленной на уклонение от исполнения решения судьи Хаддон-Кейва. По ее мнению, Темур получил от структур миллиардера значительные суммы в целях невозможности обращения на них взыскания. Мнение Ахмедовой не совпадает с позицией самого Темура, которого британские СМИ называют нефтетрейдером. Он утверждает, что денежные средства (более 100 млн долларов) были получены от отца в рамках общего финансового обеспечения (generalized financial provision), при этом еще в 2013 году тот обещал ему предоставить капитал для самостоятельного инвестирования.

Судам еще предстоит выяснить действительные обстоятельства дела, но Темур абсолютно точно не первый состоятельный наследник, которому придется «отвечать за отца».

Студент в роли управляющего активами?

В прошлом году английским Высоким судом правосудия было принято решение по резонансному делу о банкротстве, в котором кредиторы предприняли попытку включить в конкурсную массу три объекта недвижимости, приобретенных британским промышленным магнатом Карлом Уоткиным для своей дочери Кейт. Несмотря на то, что все объекты были изначально оформлены на Кейт, истцы указывали на Карла Уоткина как на конечного бенефициара имущества, а дочери отводили роль доверительного управляющего имуществом отца-мультимиллионера. В английском праве существует презумпция непреднамеренного траста (resulting trust), возникающего, когда лицо приобретает имущество, указывая в качестве собственника третье лицо.

К счастью для Кейт, рассказавшей суду о своем очень обеспеченном (extremely privileged) детстве, системе общего права известна и иная презумпция - безвозмездного предоставления бенефициарного интереса (presumption of advancement). Данная презумпция применяется в случае приобретения имущества лицом в пользу близкого родственника и подразумевает, что активы, при отсутствии доказательств обратного, передаются в дар.

Вокруг сопоставления двух вышеуказанных презумпций и развернулось противоборство юристов обеих сторон. Истцы настаивали, что ни о каком дарении и речи быть не может, так как Кейт была совершеннолетней, финансово не зависела от родителей, да и в целом все в этом деле говорило о сохранении за Карлом Уоткиным фактического титула в отношении имущества. Судья Барбер последовательно «разбила» все доводы кредиторов Уоткина. Она усомнилась в том, что искушенный состоятельный бизнесмен Уоткин пожелал бы передать в управление молодой дочери объекты недвижимости в Лондоне и Дареме.

PLATFORMA финансирует бракоразводные процессы и поиск активов

Предвидя возможное фиаско версии о студенте начальных курсов в роли управляющего активами, истцы заявили альтернативные требования по ст. 423 Закона о банкротстве 1986 года. В соответствии с этой нормой суд мог бы постановить передать недвижимость Кейт в конкурсную массу, если бы выяснил, что покупка Карлом имущества для дочери была совершена с целью вывести имущество за пределы досягаемости кредиторов. Но и здесь не сложилось – суд не поверил, что человек с доходом около 2 млн фунтов год стал бы изощренно скрывать активы, составляющие лишь малую часть его состояния. К тому же на момент приобретения недвижимости бизнесмен еще не испытывал каких-либо финансовых сложностей и не мог, как выразилась судья, предвидеть туч на горизонте (clouds on the horizon).

Инвестиционная виза взамен студенческой?

История вокруг экс-председателя правления казахстанского АО «БТА Банк» Мухтара Аблязова, присвоившего, по версии властей страны, миллиарды долларов, широко освещалась СМИ. Кредиторами Аблязова была развернута «охота» на его активы, при этом ключевые юридические баталии происходили в судах Великобритании. Один из эпизодов противостояния экс-банкира и кредиторов касался обращения взыскания на сумму более 1 млн фунтов, полученную в 2009 году сыном Аблязова Мадияром в подарок от отца.

Позиция истцов во многом совпадала с аргументами кредиторов в деле семьи Уоткин – они полагали, что Мадияр лишь временно управлял средствами отца (в качестве трасти), а если это и было не так – передача средств сыну все равно направлена на обман кредиторов (ст. 423 Закона о банкротстве 1986 года).

Из текста судебного решения следует, что Мадияр еще в 2007 году обсуждал с родителями предоставление ему средств для получения визы инвестора в Великобритании. Действия по оформлению необходимых документов были предприняты помощниками Аблязовых еще до начала преследования миллиардера по всему миру. Судья Рабинович пришел к мнению, что экс-банкир действительно хотел подарить спорные средства своему сыну и вряд ли стал бы вовлекать Мадияра в мошеннические схемы, учитывая относительно небольшую сумму в сравнении с масштабами активов, вероятно, присвоенными (apparently embezzled) миллиардером. Аргументы представителей банка о том, что Мадияр и так мог остаться в Великобритании, продлив студенческую визу, а история с визой инвестора – предлог для перевода активов на сына, судью не впечатлили.

Не устояла и предложенная юристами банка трактовка цели передачи денежных средств. Суд пришел к выводу, что хоть Аблязов и мог осознавать, что последствием дарения будет недоступность средств для потенциальных кредиторов, это не было его основной целью (substantial purpose) при принятии решения. Более того, судья допустил ситуацию, при которой Аблязов перечислил бы сыну миллион фунтов и при отсутствии риска предъявления требований кредиторами. Выводы суда первой инстанции были подтверждены Апелляционным Судом в 2018 году.

Правоприменительная практика показывает, насколько тщательно английские судьи исследует каждый факт при рассмотрении дел, схожих с разбирательством семьи Ахмедовых. По-видимому, юристам Татьяны Ахмедовой придется приложить не мало усилий для принятия решения в ее пользу. Интересно, что на этот раз ляжет в основу позиции двух сторон.


------- Zakon.ru

Скачать бесплатный Гайд по судебному финансированию для бизнеса

Всё о юридических и финансовых технологиях

Мы пишем о технологиях роста, новых моделях заработка для юристов, неординарных героях со всего мира. Ежедневно публикуем важнейшие юридические новости, обзоры и аналитику.