Войти Регистрация
Франчайзи обвиняют сеть кофеен «Даблби»
Предприниматели, открывшие кофейни бренда за рубежом, утверждают, что за свои деньги не получили от сети почти никакой помощи. У истории есть и оборотная сторона: никто из них не заключил с сетью письменного договора.

Конфликты между владельцами сетей и франчайзи в России не редкость, но чаще всего они возникают в компаниях, не обладающих хорошей репутацией или находящихся в остром кризисе. 

Тем примечательнее ситуация, сложившаяся вокруг сети «Даблби»: несколько предпринимателей, открывших кофейни под этим брендом за рубежом (в Праге, Дубае и Испании), обвиняют основательницу и гендиректора сети Анну Цфасман в том, что, продав им франшизу, она не оказывала существенного содействия их бизнесу. 

Впрочем, все договоренности предпринимателей с гендиректором сети были устными: будущие владельцы согласились заплатить паушальный взнос и вложиться в запуск точек без всякого письменного договора — как утверждают они сами, исключительно благодаря харизме основательницы «Даблби». ​

Предприниматели, которые закрыли или собираются закрыть свои точки из-за убытков, отмечают, что сама Цфасман в интервью приводит открывшиеся за границей кофейни как пример успешных предприятий, работающих по франшизе.

«Все было сделано на коленке»

Первая кофейня «Даблби» за рубежом открылась в феврале 2015 года в Праге. Владислав Падруль, постоянно проживающий в Чехии, владел в стране арендным бизнесом и никогда не занимался кофе. С Цфасман его познакомил друг и будущий партнер в 2014 году. Официальный договор с ней бизнесмены, по словам Падруля, заключать не стали, но очень вдохновились идеей развивать сеть в Чехии: «Анна нарисовала радужные перспективы. Мы решили открыть кофейню в Праге и здесь же делать обжарку кофе для новых точек в Европе. Кофейней мы владели пополам с партнером, а обжарка была разделена с Анной».​

По словам Падруля, все организационные вопросы они решали без участия Цфасман. Кофе франчайзи были обязаны закупать у поставщика «Даблби» компании Nordic Approach. От «Даблби» приезжала на три недели тренер — обучать бариста. Несколько раз приезжал и Дмитрий Бородай, самый именитый обжарщик московской сети, призер международных конкурсов, но, как рассказывает Падруль, он вынужден был долгое время оплачивать ему билеты и проживание.

Оплатив 50% стоимости (остальное взяла на себя сеть), Падруль приобрел также ростер определенной марки ценой в €36 тыс. После того как в мае 2016 года еще один франчайзи сети открыл кофейню в Риге, Падруль и партнер начали поставлять туда зерна. «У рижской кофейни сразу появились проблемы. У владельца было меньше денег, чем у нас, и он не ожидал, что будет так сильно минусовать. Проработал не больше полутора лет и разорился», — говорит Владислав Падруль.

Несмотря на отсутствие договора, это была франшиза, утверждает предприниматель: партнеры заплатили сети паушальный взнос в 800 тыс. руб. «Фактически же мы запустили свой собственный бизнес, просто открывались под брендом «Даблби», который для западной публики был пустым звуком, — поясняет Падруль. — Мы потратили уйму денег, нервов и времени, чтобы этот бренд узнали в Чехии. Занимались рекламой, участвовали в выставках». Все просьбы оплатить услуги маркетолога, по его словам, были проигнорированы московским офисом. Первый год кофейня была в минусе, в среднем ее убытки составляли 500 тыс. руб. в месяц.

«Однако Анне удалось убедить нас, что нужно открыть еще одну точку, — говорит Владислав Падруль. — Якобы это сработает на узнаваемость бренда и поможет нам наконец выйти на прибыль». Вторую кофейню открыли в пражском бизнес-центре с большой проходимостью, но работала она в ноль. Чуть позже открыли третью точку, где отказались от концепта монокофейни и продавали не только кофе, но и завтраки. Через некоторое время именно она начала приносить прибыль, но весьма небольшую — 10 тыс. крон в месяц (около 30 тыс. руб.).

Через полтора года после открытия первой кофейни, в середине 2016-го, Падруль заявил Цфасман, что больше не готов вкладывать деньги непонятно во что. «В ответ на это Анна пообещала взять бизнес в управление и окупить издержки. Договоренность была такая: через два-три года они выведут бизнес на прибыль, а потом передадут обратно нам», — говорит предприниматель. Но никаких документов опять-таки не подписали. «Они один-два раза перечислили деньги — и все. От них приезжала девочка-управляющая, но через два месяца уехала, ей не смогли оформить визу. Да она ничего толком и не делала, всем занимался я. На этом их участие закончилось. Все операционные расходы нес я», — жалуется Падруль.

Окупаться кофейни так и не стали. Предприниматели решили продать бизнес, но узнали, что товарный знак «Даблби» не был зарегистрирован в Европе. В итоге Падруль сам зарегистрировал товарный знак Double B Coffee and Tea в Чехии. «Анна долго не выходила на связь, но в итоге согласилась выкупить одну из кофеен с ростером по себестоимости», — вспоминает предприниматель. Цена была невыгодной для Падруля, но ничего не оставалось: точка продолжала нести убытки.

Вскоре после этого сеть, по словам предпринимателя, все-таки зарегистрировала российский и международный товарный знак «Даблби», визуально отличающийся от того, которым владеет Падруль. В Чехии оказалось два разных «Даблби». 1 ноября 2018 года предприниматель закрыл одну из оставшихся у него кофеен. Сейчас он ищет покупателей на вторую, прибыльную, концепт которой ушел от изначальной идеи бренда. Потери Владислава за все это время составили более 10 млн руб.

Проросшее зерно

В декабре 2012 года Анна Цфасман покинула сеть «Кофеин», гендиректором которой была, и вместе с шеф-бариста Ольгой Мелик-Каракозовой открыла первый брю-бар «Даблби» в телецентре «Останкино». Вскоре, найдя инвесторов, они стали открывать в центре Москвы монокофейни, где заваривали преимущественно черный speciality (повышенного качества) кофе без участия эспрессо-машины. Сеть оказала заметное влияние на развитие в России формата кофеен. Мелик-Каракозова в 2014 году покинула компанию. Цфасман стала лицом «Даблби», она активно дает интервью и позиционирует себя как эксперта в speciality-кофе.

В рейтинге крупнейших в России сетей кофеен и кафе-кондитерских «Даблби» занимает 18-е место. Общее количество точек — 68, прирост числа с мая 2017 по май 2018-го — четыре (данные исследования РБК «Российский рынок кофеен 2018», выпущенного в мае 2018 года).

«Везде рассказывайте, что вы speciality»

«Цфасман — манипулятор уровня крутого политика. У нее прекрасная память, она умеет убеждать. Никогда не говорит напрямую, что ей от вас нужно. Выражается туманно, но очень красиво» — с такой характеристики начинает свой рассказ Виталий Мыздриков, бизнесмен с 15-летним опытом, закрывший этим летом три кофейни бренда в Дубае. Свои убытки он оценивает в более чем $3 млн.

С гендиректором «Даблби» его познакомили в апреле 2017 года, и в мае Мыздриков и Цфасман решили, что откроют кофейню в ОАЭ: у Мыздрикова был там бизнес по продаже автозапчастей, а Цфасман хотела развивать бренд на международном рынке. Тем, что опытный предприниматель согласился вложиться в бизнес, не особенно проверяя информацию франчайзера и не имея официальных письменных договоренностей, Мыздриков объясняет впечатлением, которое на него произвела гендиректор «Даблби».

Предприниматель утверждает, что собирался начать с одной точки — посмотреть, как работает бизнес. «Но Анна, которую я воспринимал как безусловный авторитет в мире speciality-кофе, уверяла меня, что открываться нужно как можно скорее: «Весь мир спешит в Дубай! Надо сразу три локации, а лучше пять» — вспоминает он. Мыздриков внес паушальный взнос за пять кофеен — по €25 тыс. за каждую. Две так и не были открыты, но деньги за них Мыздриков так и не получил. Он утверждает также, что, несмотря на его требования, сеть так и не заключила с ним договор на открытие кофеен в Дубае.

С подачи Анны предприниматель открыл еще и пекарню: «Цфасман ходит с нами по Дубаю и критикует все круассаны вокруг. Это нельзя есть! Все пирожные невкусные! В итоге ей приходит великолепная идея: построить свою пекарню, пригласить амбициозного парня, который выстроит всю кондитерскую линейку, и она это все организует», — вспоминает Мыздриков. По его словам, в моноформат кофейни он не верил и долго спорил с Цфасман: «В Эмиратах четыре месяца невыносимая жара — люди ездят на такси или своем автомобиле. Ползарплаты тратят на походы в ресторан. Никто не поедет просто попить кофе. Люди с порога спрашивают: что у вас есть из еды?»

Как рассказывает Мыздриков, гендиректор «Даблби» отмела эти сомнения решительным «мы будем формировать привычку», пообещав, что возьмет на себя маркетинг, PR и общение со СМИ. «Затем Цфасман выбрала одно из самых дорогих PR-агентств в Дубае, от общения с которым быстро устранилась. Потратив немалые деньги и не получив никакого результата, я обратился к ней с вопросом, за что же заплатил. И получил гениальный ответ: «Они у вас там работать не умеют». На этом весь PR со стороны Анны и закончился. Ничего из обещанного, кроме унылого Instagram, который контролировался из Москвы, я не получил», — рассказывает предприниматель.

В ноябре 2017 года открылась первая кофейня в Дубае, в феврале 2018-го — еще две с разницей в неделю, но очень скоро Мыздриков понял, что эта бизнес-модель не сработает и нужно закрываться: «Моноформат тут может работать в очень маленьких помещениях, где нет трат на аренду. У нас были точки больше 70 м и посещаемость пять-семь человек в день». Предприниматель вспоминает, что в ответ на вопрос: «Когда будут обещанные вами 500 чеков в день?» Цфасман уверяла, что через три месяца люди распробуют напиток и начнется «сарафан». Но максимум, которого удалось добиться дубайским кофейням, — 50 чеков в выходной день.

«Это не франшиза. У «Даблби» нет пакета документов. Единственное, чего я смог добиться через три-четыре месяца — некая инструкция на трех листочках от 2014 года, как должна работать кофейня. Подружитесь с соседями и везде рассказывайте, что вы speciality, в принципе, в этом вся ее суть», — заключает Мыздриков. По мнению предпринимателя, бизнес «Даблби» состоит в том, чтобы взять с франчайзи паушальный взнос, зарабатывать на поставках ему дорогого кофе, а потом выставить его историю в выгодном свете и продать франшизу новому человеку.

И Мыздриков, и Жанна Шпагина, франчайзи кофейни «Даблби» на Большой Бронной, отмечают странную систему подготовки бариста в сети: по условиям франшизы центральный офис подбирает всех сотрудников, за его обучение в «Академии «Даблби» франчайзи должен заплатить 105 тыс. руб., не имея возможности заранее познакомиться с ним. «Я должна заплатить за человека, которого не знаю и не вижу. Одна из девушек, которую я обучила, очень скоро сказала: «Все, я разочаровалась в «Даблби» — я ухожу». Вскоре выяснилось, что она просто изучала, как работает сеть». По словам Шпагиной, когда владелец кофейни увольняет сотрудника, франчайзер предлагает его другому франчайзи, а прежний работодатель вынужден оплатить обучение уже нового.

"Мы покупали воздух"

Петербурженка Елена Кузнецова в бизнесе не новичок. В 2004 году она купила франшизу американского центра образования FasTracKids и за десять лет сумела не только поддерживать бизнес, который приносил стабильный доход, но и открыть несколько новых центров. К 2014 году этот рынок стал перенасыщен, общая доходность упала, поэтому Кузнецова не стала продлевать франшизу и закрыла свои центры.

У нее был дом в Испании, в котором семья проводила часть года. Она подумывала о том, чтобы снова купить франшизу: хотелось иметь бизнес в Испании, который приносил бы стабильный доход и не отнимал много времени. В 2015 году она познакомилась с франчайзи, которая успешно развивала сеть «Даблби» в Санкт-Петербурге. Она познакомила Кузнецову с Цфасман, и та предложила ей открыть кофейню в Барселоне. По словам Елены, Цфасман рассказала потенциальной франчайзи о положительном опыте в Чехии: якобы пражская «Даблби» вышла на хорошую прибыль уже через девять месяцев после запуска. «Анна — волшебный продажник. Она говорит то, что ты хочешь услышать», — объясняет Кузнецова свое, как она теперь признает, импульсивное решение согласиться, толком ничего не проверив.

По словам предпринимательницы, договор с сетью они так и не подписали. Единственный документ, который Кузнецовой показали, — стандартный договор концессии на пять лет для России, который обязывал ее покупать у франчайзера кофе на определенную сумму, варить его по рецептам сети и обучать сотрудников в «Академии «Даблби». Паушальный взнос составил €20 тыс.

«Анна выдала бизнес-план, который предполагал €79 тыс. первоначальных инвестиций и €49 тыс. ежемесячного оборота. Я как человек, никогда кофейнями не занимавшийся, решила, что покупаю готовый бизнес с обкатанной моделью. Анна уверяла, что знакома с рынком Испании и у нее множество связей в мире speciality-кофе», — говорит Кузнецова. Позже у нее возникли вопросы относительно прописанных стандартов и протоколов, которых у «Даблби» не оказалось. «Анна ответила: «Да, это наше слабое место, ищем директора по франчайзингу, все сделаем», — рассказывает Кузнецова.

Еще до открытия кофейни в декабре 2016 года инвестиции почти в 2,5 раза превысили предполагаемую сумму. «Мы вкладывали-вкладывали-вкладывали, а потом я села подбить цифры и ужаснулась: траты составили €210 тыс.», — рассказывает Кузнецова.

Она попросила Цфасман объяснить, в чем дело. Франчайзер уверяла, что будущий оборот позволит быстро отбить убытки. «Я снова доверилась. Превышение первоначальных затрат в два раза — это неприятно, но когда понимаешь, что все окупится, на это можно пойти», — объясняет Кузнецова. Но когда кофейня начала работать, выяснилось, что сделать оборот в €49 тыс. невозможно, даже учитывая, что локация в центре города была исключительно удачной. Максимальный оборот составлял от €10 тыс. до €14 тыс. в месяц.

Цфасман также предложила Кузнецовой своего исполнительного директора. Ксения Шишкова, дочь одного из бывших франчайзи «Даблби», сначала произвела хорошее впечатление. В Испании для открытия кофейни нужна специальная лицензия. По словам Кузнецовой, Шишкова привела человека, который должен был ее сделать. Предпринимательница говорит, что заплатила ему €24 тыс. по счету и еще €20 тыс. отдала просто на руки. Впоследствии выяснилось, что никакой лицензии Шишкова так и не получила и кофейня полтора года работала с нарушениями. «Вполне возможно, что из этих €210 тыс., потраченных на лицензию, ремонт и электрику, что-то осело в чьем-то кармане», — вздыхает Кузнецова. Она рассматривает возможность подать в суд на бывшую сотрудницу.

Последние полтора года предпринимательница пыталась добиться помощи у Цфасман. «Но безрезультатно. Когда ты входишь в бизнес, готов инвестировать в него, ты им интересен. Как только у тебя начинаются проблемы, они устраняются», — заключает Кузнецова. По ее словам, с февраля 2018 года Цфасман перестала выходить на связь.

Кузнецова начала знакомиться с другими франчайзи «Даблби» и поняла, что в сложной ситуации оказались несколько из них. По ее словам, кофейни, работавшие в Риге, Минске, Тюмени, Нижнем Новгороде, либо закрылись, либо планировали закрыться. 1 сентября сама Елена закрыла кофейню с убытком в €300 тыс. «Анна Цфасман не развивает компанию — она работает на личный бренд», — уверена Кузнецова.


---- Мария Шакирова, Надежда Померанцева, РБК

Хотите рассказать о своей победе в суде, опыте продвижения или же хобби? Можете вести постоянную колонку на актуальную для юридического рынка тему? Есть интересное дело, кейс или новость? Пишите нам на press@platforma-online.ru

Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина

+7 917-511-44-17