Узнайте больше о судебном финансировании в нашем бесплатном гайде Путеводитель
Бизнес-юрист: "В России никогда заранее не знаешь, какое правило судья решит применить в аналогичном случае"
За 19 лет бизнес-юрист Игорь Слабых повидал рейды, штурмы, убийства, продажу домов вместе с жильцами, поработал на себя и на международную корпорацию — и умудрился остаться порядочным человеком (как нам показалось). Сегодня он живёт в штате Вирджиния, удалённо помогает одним компаниям на Родине выходить живыми из неизбежных правовых передряг, а других сопровождает в нелёгком деле открытия бизнесов в США.

От рейдерских войн до работы в международной корпорации

- Как пришли от наёмного труда к собственному бизнесу?

- У меня всегда был свой бизнес в какой-то форме. Параллельно с работой по найму были свои клиенты. 13 лет назад я создал юридическую компанию Ваш правовой помощник.

Перерыв в бизнесе был только c 2010 по 2014 год, когда в Adobe Systems я возглавлял отдел по противодействию интеллектуальному пиратству в России и СНГ.

- Вы же очень крутой специалист по авторскому праву и в Adobe были важным сотрудником. Наверняка вам хорошо платили. Почему решили уйти?

- Да, с точки зрения оплаты, бонусов и дополнительных ништяков, вроде медстраховки и акций компании, там было всё отлично. Но Adobe сначала сокращали штат, а потом и закрыли офис в России. То, как это происходило, не было похоже на мои представления об этике в крупной американской компании.

Людей увольняли, что называется, «по беспределу». Хотя и с какими-то компенсациями, но без оснований и объяснений.

- Тогда вы и решили создать профсоюз? Почему его до вас не было в такой крупной компании?

- В абсолютном большинстве западных компаний нет профсоюзных организаций. Когда работники объединяются и начинают «качать права» — это сильно бьёт по работодателю. Вот только недавно в своём телеграм-канале описывал, как та же Tesla предпринимает все меры против этого.

Когда стало ясно, что Adobe в России собираются закрывать, и процесс не очень этичен, я создал первичную профсоюзную организацию, чтобы защитить права работников. И началось веселье.

Меня несколько раз пытались уволить. Безуспешно. Затем я нашёл прослушку у себя в кабинете, даже вызывал полицию.

Руководство, разумеется, уверяло, что не представляет, откуда взялось это шпионское оборудование. Но в итоге в профсоюз вступила половина сотрудников офиса. Профсоюз подал больше 10 исков к компании, и Adobe расстался со всеми по-хорошему.

Юрист Игорь Слабых работал в Adobe

- После Adobe вам пришлось переучиваться на совершенно другую отрасль права: арбитраж, банкротство. Сложно было? Или хорошему юристу неважно, в какой сфере работать?

- Переучиваться мне пришлось не впервые. Я же с 8 класса мечтал стать гособвинителем в суде, из университета вышел со специализацией «уголовное право и процесс». Но, когда поработал в прокуратуре — понял, что мне с ними не по пути.

Адвокатом по уголовным делам работать тоже не мёд. Во времена Большого террора в 37-38 гг. XX века оправдательных приговоров было около 10%, а сейчас — 0,2 %.

Тогда, в начале 2000-х, пришлось срочно восполнять знания, связанные с арбитражем, гражданским правом. И тут же я попал в эпицентр корпоративных конфликтов, рейдерских войн.

То ещё было развлечение. И нас штурмовали, и мы. Помню, меня 4 человека на руках выносили из здания и обещали перекинуть через забор.

Но работа была интересная. Потому что иски тогда по своей креативности были нереальными! Нужно было относительно законными методами добиться чего-то не совсем правильного или, наоборот, этому воспрепятствовать.

Потом долго занимался авторским правом. Но к 2014 стало окончательно понятно, что в России авторское право не востребовано. После 2014-го года у нас чуть ли не на государственном уровне считается: нет нелегального ПО, есть «трофейное».

Тут удачно подвернулось банкротство. Экономика стала хуже, банкротов больше, и материала для
практики предостаточно. Так что я всю жизнь учусь чему-то новому.

Кому офисная работа, а кому экшн-боевик. Страшное и смешное в практике юриста

- Расскажите про самые невероятные свои дела?

- Одно дело для нашей компании уже в зоне «социальной ответственности» — тянется больше 10 лет.

Игорь Слабых, настоящая юридическая помощь

Есть незаконно приватизированное общежитие, здание 1930-х годов постройки. С хорошей прилегающей территорией. Находится в 200 метрах от станции метро Электрозаводская, прямо на границе ВАО и ЦАО. Лакомый кусок земли, и только жильцы стоящего на нём общежития мешают его повыгоднее использовать.

Уже 10 лет мы за них бьёмся. Ещё при Лужкове, после тонны жалоб, приёмов в начальственных кабинетах — мы добились перевода здания в собственность г. Москвы. Но буквально через пару месяцев распоряжение мэра об этом отменили — без видимых причин.

Здание было тут же несколько раз перепродано — прямо вместе с жильцами.

Компании-«прокладки» в этих цепочках ликвидировали, чтобы невозможно было признать сделки недействительными.

На жильцов начали серьёзно давить. Здание несколько раз поджигали. Однажды в 5 утра субботы приехали 10 судебных приставов — хотели по-тихому просто выселить людей на улицу.

Мы добились возбуждения уголовного дела о мошенничестве, удалось это лишь после персонального вмешательства прокурора Москвы. Здание всё же передали в собственность города.

Сейчас мы добиваемся того, чтобы жильцов поставили в очередь на улучшение жилищных условий и дали им всем новое жильё.

- Какими ещё делами можете гордиться?

- Всем комплексным проектом, который связан с защитой авторских прав Adobe.

Мы начинали с того, что у Adobe на территории СНГ были юристы только в Москве, и всего порядка 10 уголовных дел по защите авторских прав. А заканчивали с 20 юристами по всей России и 4 000 дел за 5 лет.

В 2013 году, например, из всех уголовных дел по нарушению авторских прав в российских судах дела Adobe составляли 25% — и все на сопровождении нашего отдела.

Причём мы эту систему выстроили так, что она самоокупалась и не требовала вливания денег корпорации.

- Давайте ещё одно дело, чтобы получился ТОП-3 гордости

- Одно из первых моих самостоятельных крупных дел. Середина 2000-х, пик рейдерских захватов, я — пару лет как после института.Моего клиента «зарейдили».

Владельцы 5-этажного здания на Комсомольском проспекте проснулись в один прекрасный день и узнали, что оно им больше не принадлежит.

ООО-шка, на которую была зарегистрирована недвижимость, без их ведома сменила директора, и тот перепродал всё какой-то подставной конторе. Причём сделку оформили в Росреестре за 7 дней вместо обычных тогда 30.

Мы буквально вдвоём с помощником провели несколько судебных дел в арбитраже: оспорили назначение «поддельного» директора и его решения о продаже здания.

Игорь Слабых знает, как выиграть дело в суде

И только недавно я узнал, что за нашими процессуальными оппонентами в этих делах стояла компания «Росбилдинг», которая в те времена профессионально и в промышленном масштабе занималась рейдерскими захватами. С толпой опытных юристов и широким административным ресурсом. Я ужасно горд, что получилось практически в одиночку повоевать с «Росбилдингом» и выиграть.

- А что за история, когда пришлось «пожертвовать собой» ради клиента?

- В 2015 я защищал интересы слабой стороны в корпоративном конфликте. У пожилого владельца многомиллионного (в долларах) бизнеса диагностировали болезнь Альцгеймера. Его сын сразу подсуетился и переписал бизнес на себя.

Мы воевали за папу, чтобы вернуть хоть что-то. Кое-что получилось. В отместку за такое успешное противодействие сын владельца подал в суд уже на меня как на юриста: мол, я ничего не делал, мне просто так перевели крупную сумму под видом гонорара.

В первой инстанции я достаточно легко выиграл — предоставил 1 200 страниц документов: исковые заявления, обращения, запросы в госорганы, которые я составлял; судебные акты, где написано, что Слабых И. И. участвовал в заседаниях, и тому подобное.

Но дальше оппонент подал апелляцию, и начались чудеса. Апелляционный и кассационный суды просто проигнорировали все эти документы, хотя они составляли 80% от материалов дела.

В итоге суд взыскал с меня чуть более 4 млн рублей, а сейчас хотят взыскать ещё 400 млн р.

Такие необъяснимые судебные решения наводят меня только на одну мысль: ослик, гружённый золотом, открывает все двери... И это может приключиться с любым более-менее крупным бизнесом в России.

Но я удовлетворён тем, что сделал максимум возможного для клиента. Защищал слабую сторону — а это правильно.

- Как-то невесело. А бывает что-то по-доброму смешное в работе российского юриста?

- Говорят, юридические шутки для неюристов непонятны, а для юристов — не смешные :)

Но, конечно, без юмора с этим театром абсурда не справиться.

Однажды в пору моей работы в Adobe судья упорно называл компанию «Адобля». Типа: «Взыскать столько-то тысяч рублей в пользу корпорации Адобля». Лежал, как говорится, весь офис.

Ещё был случай в Арбитражном суде Московского округа. Там обычно только представители юрлиц — немноголюдно, тишина и покой. А тут на заседание пришли 30 человек из жильцов того самого многострадального общежития.

Когда суд объявил, что решение в нашу пользу, вся эта толпа, которая набилась в зал заседаний, начала аплодировать. Судьи растерялись — такое явно было с ними впервые в жизни. И одна из них злобно объявила: «Хватит хлопать! Тут вам не театр!»

По уголовке бывает трагикомично. Например, дело по статье 119, «угроза убийством». Дядька напился и бегал с топором за женой и тёщей. Обычно такие дела заканчиваются примирением сторон.

Так и в этот раз: дело почти закрыто, осталась лишь последняя формальность. «Подсудимый, встаньте и извинитесь перед женой и тёщей», — потребовала судья.

Подсудимый встал и без тени сомнения выдал ласково: «Чё вы, дуры, вообще в ментовку попёрлись, ничё ж страшного не случилось». Судья тогда ему дала полгода реального срока, а по этой статье таких решений — 1 на 1000.

А в одном из московских судов было дело, связанное с авторскими правами на учебник английского языка.

Я объяснял судье, мол, вот в оригинале такой-то оборот, а вот в плагиате точно такой же. На что она мне устало вздохнула: «Я и по-русски-то не очень, а вы мне про английский рассказываете».

Если подумать, это больше грустно, чем смешно, наверное. Зато честно.

Сколько стоит степень Master of Laws, хорошо ли платят, слаще ли жизнь в Штатах и проще ли там вести бизнес

- Зачем вам второе образование в США, если вы не практикуете в Америке?

- Ну, во-первых, чтобы лучше ассимилироваться. Во-вторых, получить новые знания, как ни странно. Мне это всегда очень важно и интересно.

Практиковать американское право напрямую я не стал. Я достаточно хорошо его знаю, а авторское право — даже очень, но решил быть, скорее, «мостиком» между законами и бюрократией США и своими клиентами из других стран, которым нужны здесь юридические, консалтинговые услуги, или просто необходимо понять, как тут всё устроено.

Например, человек из России, который хочет открыть в Америке бизнес, сталкивается с миллионом вопросов, и я помогаю их решать, находить нужных специалистов, объясняю важные нюансы.

Дело, кстати, не в знании языка. Даже с отличным английским человеку из другой профессии сложно разобраться без помощи в юридических тонкостях.

Возможно, в будущем сдам местный экзамен на адвоката, но пока всё и так хорошо.

- А как выбирали университет в США? По цене, по рейтингу?

- Я учился в The George Washington University Law School в Вашингтоне. Это одно из лучших подобных учебных заведений в стране: моя мастерская программа по интеллектуальной собственности занимала 5 место в рейтинге по всем США. Выше только Гарвард и подобные «звёзды».

Обучение стоило $45 000 — плата университету, без расходов на учебники и всё остальное.

Можно было и дешевле, конечно. Такая же программа в Университете штата Пенсильвания стоила около $35 000, и они готовы были дать стипендию, которая покрывала бы 80% от этой суммы.

Игорь Слабых о стоимости обучения в США

Выбор был трудный. Хотя степень Master of Laws одинаковая там и там — но это как МГУ и региональный вуз. Например, несколько моих преподавателей в Вашингтоне были авторами учебников, а другие — по-настоящему крутые практики и учёные.

- А помог ли предыдущий российский опыт? Или всё настолько по-другому, что учиться в США пришлось с нуля?

- Основы авторского права установлены Бернской конвенцией для всего мира, кроме парочки стран типа Северной Кореи. Азы одинаковы везде. Но самое важное, все нюансы — нужно осваивать заново.

Например, огромным открытием на 2 неделе обучения стало то, что в США нет неимущественных прав. В России, например, у авторов есть право на имя. А в США — нет, за редким исключением. Полностью капиталистический уклад. Если продаёшь кому-то права на своё произведение, то даже твоего ФИО — как настоящего автора — может нигде не остаться.

- А у вас всё официально оформлено?

Да, конечно, я работаю в компании. Но тут другая система. Нет лишней бюрократии. Хочешь вести деятельность как ИП — пожалуйста, не обязательно даже открывать расчётный счёт, регистрироваться и уведомлять налоговую.

- То есть люди сами заполняют декларации и платят налоги добровольно?

А куда деваться?

Ещё Бенджамин Франклин шутил, что есть две неизбежные вещи: смерть и налоги.

Платёж, условно аналогичный нашим взносам в соцстрах и пенсионный фонд — наполовину взимается работодателем. А вторую его часть, а также налоги штата и федеральные — каждый платит самостоятельно. В апреле-мае суета, все сдают декларации за прошлый год.

- И где легче вести бизнес — в России или в Америке?

Главное отличие регулирования малого бизнеса в России и США — в Штатах не нужно доказывать, что ты не верблюд.

Яркий пример — ликвидация компании. В России проводится миллион проверок разными инстанциями, налоговой, нужно заполнить стопку бумажек и пройти целый ряд «квестов»; это в лучшем случае займёт минимум полгода.

В США учредитель заполняет специальную форму, в которой подписывается под тем, что заплатил все налоги, ничего никому не должен и хочет закрыть компанию. Скан этой бумаги направляется на эл. почту секретарю штата. На следующий день компания ликвидирована. Вот и думайте — где легче.

Игорь Слабых знает, как юристу работать из дома

Когда предприниматель в США говорит, что заплатил налоги — ему верят. Но если выяснится, что он обманывал — у него большие проблемы. И все понимают, что ответственности не избежать. Так что в США государство верит людям на слово. В России — ты ещё ничего не сделал, но государство уже подозревает, что ты можешь потенциально обмануть его в будущем.

Это накладывает отпечаток и на остальную жизнь в Америке. Например, я однажды не успевал к закрытию автосервиса, чтобы забрать машину. Позвонил, они говорят: «Нет проблем. Диктуй данные карты, мы через интернет с тебя снимем денег, ключи оставим на колесе тачки. Приедешь — заберёшь». Люди доверяют государству и друг другу, государство доверяет человеку.

- Вы потеряли или выиграли в доходах, когда ушли из найма обратно в бизнес и переехали в США?

- Сложно сравнить даже, но скорее проиграл. Работа в Adobe — это и большая белая зарплата, и крутой соцпакет. Но работал я там значительно больше. Я отвечал за направление, которое приносило 30-40% всей прибыли компании в России и СНГ.

В своём бизнесе с деньгами более нервно. Сегодня у тебя 10 клиентов, всех стараешься обслужить хорошо, потому что халтура — не твой метод. Сбиваешься с ног. А на следующий месяц клиентов нет — и нет новых доходов, только расходы: зарплата сотрудникам, арендодатели, платные подписки на сервисы вроде «Консультанта».

Стандартная головная боль любого предпринимателя :)

Системы оплаты тоже разные. Для одного клиента «абонентка»: фиксированные ежемесячные взносы. Для другого — оплата за результат.

Если результат не достигнут — считай, поработал бесплатно. Зато если всё вышло как надо — юрист получает гораздо больше, чем смог бы получить зарплаты за месяц.

Ещё важно, что мои расходы в основном в долларах, а доходы от российских клиентов — в рублях. И при нынешнем курсе RUB/USD мне это не на пользу.

- Насколько комфортно содержать семью на ваши нынешние доходы? На какой уровень жизни в Штатах может рассчитывать юрист такой квалификации?

- Понимаете, в США даже недостаток зарплаты компенсируется инфраструктурой.

Например, я живу в штате Вирджиния, в округе Fairfax — он входит в TOP-5 округов для самой комфортной жизни в Америке. Местная администрация тратит бюджеты не на то, чтобы в 10-й раз переложить плитку на тротуарах, а на то, чтобы сделать жизнь людей комфортнее.

У меня в 10 минутах езды есть 3 библиотеки с огромным выбором книг. И это не архаичные здания с пыльными томами, а настоящий центр жизни комьюнити. Там бесплатный интернет, комфортные помещения с нормальными компьютерами, принтерами и всем необходимым для работы. Даже есть комнаты для встреч и учёбы. Всё бесплатно.

В шаговой доступности бассейны, парки и вся нужная для комфорта среда.

А ещё помню, как чуть не зарыдал, когда пришёл налог на машину. Там было написано что-то типа: «У нас в округе был профицитный год, поэтому мы на 20% сокращаем налог». В абсолютных цифрах сумма небольшая, но такое отношение подкупает.

Плюс, здесь по-другому расставляются приоритеты в потреблении. Дорогие, статусные вещи, которые казались необходимыми в Москве, здесь не нужны.

Не помню, когда я покупал какую-то брендовую вещь не на распродажах, а за полную стоимость.

- Вы живёте как типичный американец: страховки, кредиты, аренда? Или стараетесь приобретать всё в собственность?

- Квартира съёмная. Покупать жильё в хорошем округе весьма дорого. А приличных вариантов для долгосрочной аренды — предостаточно.

Машину взяли в собственность и решили множество проблем разом — от путешествий до поездок в супермаркеты. Сначала попытались по совету друзей обойтись общественным транспортом/убером — но нам не понравилось.

Юрист Игорь Слабых предпочитает самостоятельные путешествия по США

Что касается медицины — здесь с ней всё совсем не так, как в России. Это, наверное, единственное, что мне не нравится в Америке. Речь даже не о том, что она вся частная и дорогая — подход совершенно другой.

В России условное УЗИ при наличии показаний сделать несложно и недолго. Здесь же до последнего будут выписывать обезболивающие таблетки. Даже стетоскопом слушают через одежду.

Цены на лекарства — тоже гигантская проблема. В Конгрессе были слушания и там приводили пример: препарат, который в Австралии стоит $8, в США обойдётся в $1 000, если вы получаете его по страховке.

Сам лично столкнулся, когда простенький антибиотик (в США их можно купить только по рецепту) по страховке стоил $45, а без – $8. Разница составит выгоду страховых и фармацевтических компаний.

- Не буду пытать вас, как Юра Дудь, давайте просто сравним ваш доход с цифрами из СМИ. Например, из одного популярного финансового журнала мы узнали, что юрист в Москве имеет 400 000 рублей в месяц в виде зарплаты в компании. И ещё 300-400 тысяч рублей — от собственного юридического бизнеса. Это похоже на ваш доход?

- Скорее, это какой-то единичный случай. Зарплата в 400 000 — это не рядовой юрист, а начальник отдела в крупной, возможно, международной, компании. Как ему удаётся параллельно с такой нагрузкой вести бизнес с сопоставимой прибылью — сложно представить.

Ну, либо я что-то делаю не так :)

- Ваш личный бренд вам помогает? А наличие американского образования?

- В какой-то мере, конечно.

Рынок юридических услуг в России переполнен мошенниками. Когда человек приходит к «юристу», отдаёт денег, а спустя неделю там уже другая контора, и телефон не отвечает.

В этом смысле клиентов успокаивает, что по ФИО «Игорь Слабых» легко нагуглить мои блоги, соцсети, связаться напрямую, увидеть, что я работаю в компании ЮКВПП, которой уже 13 лет.

Что касается американского образования, в глазах клиентов, которые хотят работать в США — это огромный плюс.

Как работать в России с другого полушария, совмещать 2 бизнеса, и что бесит юриста

- У вас компания в России, где вы партнёр, и «сопроводительный» бизнес в США. Как вы их совмещаете?

- Да обычная работа. Есть список задач. Выстраиваешь их по приоритетности и делаешь. Остаётся даже немного времени, чтобы вести телеграм-канал про новости и интересные кейсы американского права.

- Как у вас получается выстроить рабочий день — с разными часовыми поясами?

- Это не такая уж проблема. Для Москвы я в рабочем режиме обычно с 17:00, но если нужно — могу выйти на связь и в 13-15 часов: я встаю рано.

Игорь Слабых, юрист на удалёнке

К удалённому режиму я давно привык, а когда из-за ковидных ограничений к нему адаптировались и все остальные — мне стало даже легче.

Раньше некоторые клиенты очень хотели побеседовать лично, и дела стопорились на месяцы, до моего ближайшего прилёта в Москву. С приходом ковида все поняли, как удобно решать вопросы в Зуме и чатиках :)

- Сколько часов в день вы работаете?

Поскольку я не рядовой юрист, у меня ненормированный график. Приходится иногда засиживаться допоздна. Однако, есть в этом и плюс: когда всё надоело, я могу взять паузу, и посвятить время ведению своего канала, например.

Это такой вид прокрастинации у меня :) Нужно готовить какой-то документ, а я вместо этого читаю новости в твиттере и иногда комментирую что-нибудь особенно захватывающее в своём телеграме.

Есть у меня только одно правило: не работаю в субботу и воскресенье. Иначе вообще света белого не увижу. Иногда только, если «в охотку».

- А как вы «поддерживаете форму», если не ходите по судам сами уже несколько лет, а только руководите стратегией и тактикой из-за границы?

На самом деле, без судов немного страдаю: я люблю от души повыступать и поругаться :) Спасаюсь онлайн-судами.

Игорь Слабых в онлайн-суде

На мне важная часть работы: я отвечаю за стратегию ведения дела, объясняю юристам на местах, как лучше подать судье информацию.

До того, как кого-то из нашей компании пустят к сложным делам, они много тренируются «на кошках» — более стандартных и предсказуемых кейсах. Пока я не буду уверен: в любой непонятной ситуации юрист не растеряется и будет воевать за клиента до последнего.

- У юристов есть профессиональный сленг?

- Подозреваемых/обвиняемых в совершении уголовного преступления называют «жуликами» или «злодеями».

Ещё со времён СССР существует слово «кивалы». Тогда на фене так называли народных заседателей, которые всегда соглашались с судьёй. Теперь так зовут боковых судей в апелляции и кассации — они вообще не вникают в процесс, сидят там просто «для вида» и кивают. Кивалы.

И ещё одно меткое выражение недавно прочёл в блоге коллеги. Оно о бездумном цитировании закона. Если в США цитируется закон — это короткая фраза, которая точно описывает правило для этого случая. У нас же копируют 3-5 абзацев закона в судебный акт «для объёма».

Это не помогает понять логику суда, часто только запутывает. Так вот, один мой коллега назвал это «процессуальным онанизмом». Очень ёмкое и остроумное описание.

- Что любите в работе больше всего?

- Нравится, когда выигрываю дело и получается помочь клиенту.

Надо в условиях недостатка информации выстраивать гипотезу, которая предполагает ослабить позицию оппонента, и усилить позицию клиента. Когда гипотеза срабатывает, и мы выигрываем — это удовольствие.

- Что бесит в работе?

- В США практически ничего. Ну, тупят иногда в каких-то инстанциях. Как везде.

А в России много того, что расстраивает. Непредсказуемость судов. Беззаконие. Постоянное хамство, опоздания судей на целые часы после начала заседания.

Но хуже всего — придумывание реальности. Приносишь уважаемому суду все нужные подтверждения и свидетельства. А потом читаешь в акте: «Истец не представил никаких доказательств своей позиции».

В такие моменты оху… обалдеваешь, мягко говоря.

И это принципиальное отличие российской судебной системы от американской. Неважно, на прецедентах она основана или на законах. В США судьи не отходят от правил просто так. А в России ты никогда заранее не знаешь, какое правило судья решит применить в аналогичном случае, и почему именно его.

Почему бизнесу нереально прожить без судов, как найти нормального юриста и когда в России будет правосудие

- Полностью «белого» ООО-шного бизнеса в России, как известно, нет. Что вы делаете с запросами на какие-то «мутные схемы»? Берётесь или отказываете?

- Все дела по банкротству — одна большая «мутная схема». И у каждой стороны своя правда. Вопрос только в том, что юристу позволит его профессиональная этика.

Ещё в начале 2000-х компания, в которой я работал, участвовала в корпоративном конфликте. Моего начальника застрелили. После этого пришли его жёны, дети от первого и второго брака — и просили меня помочь с разделом наследства.

Я отказался. Такие дела — всегда куча грязи, грызня и ненависть. Мне из уважения к памяти погибшего не захотелось в это лезть.

Что касается «серых схем» — я не вижу проблем, если в результате такой схемы никто, кроме государства, не пострадает. Если ущерб грозит людям — я не соглашусь.

Кстати, интересно некоторое моё двуличие: в США я бы так делать не стал, потому что государство ведёт себя честно с гражданами, в отличие от России.

Ещё, например, не встану на сторону недобросовестного работодателя, который увольняет сотрудников незаконно.

- А не боитесь «перейти дорогу» не тем, когда связываетесь с крупными бизнесами, администрациями?

Я не верю, что какие-то госорганы будут мстить мне лично. Я всего лишь Игорь Слабых, а не какой-нибудь Алексей Навальный.

Госорганы вообще похожи на условного хама в трамвае, который наглеет до того момента, как не почувствует реальное сопротивление.

Когда они видят, что им могут дать отпор, и человек знает свои права — это быстро настраивает их на исключительно деловой лад.

- В начале работы с делом вам уже видно, у какой стороны больше шансов на победу? Или в суде всё может повернуться с точностью до наоборот?

- Как говорит один мой знакомый: «Я юрист, а не автопроизводитель, поэтому не даю гарантий».

В России на решение суда влияет и настроение судьи, и его отношение к каким-то социальным группам, и личные понятия о морали.

Но примерно в 70% случаев ты более-менее прогнозируешь, как пойдёт дело, видишь подводные камни и предполагаешь «развилку» исходов, к которым может свернуть судья. И если у тебя достаточно опыта, ты предпримешь всё, чтобы сдвинуть дело в нужную сторону.

- Вы чаще выигрываете или проигрываете дела, за которые берётесь?

- Скорее, чаще проигрываю. Но! Должен сделать дисклеймер. Юристы любят дисклеймеры :)

Некоторые адвокаты, как г-н Добровинский, хвалятся тем, что не проиграли ни одного дела. При этом он сразу раскрывает секрет: нужно просто не брать очевидно проигрышных дел.

Я не выбираю только заведомо выигрышные кейсы, но и давать неисполнимых обещаний не хочу. Просто делаю для клиента всё, что от меня зависит.

Есть и такие суды, которые в принципе невозможно выиграть.

В практике нашей компании было несколько дел, когда людей с ипотекой увольняли, и они не могли продолжать своевременные выплаты. Главная наша цель в суде по наложению взысканий на ипотечное жильё была одна — затянуть процесс.

Выиграть такой суд невозможно. Но затягивание даёт клиенту шанс решить проблемы с работой и деньгами.

- А как предпринимателю, неопытному в судах, распознать: где честный юрист, который будет за него биться, а где — тот, кто возьмёт денег, но не поможет?

- Во-первых, зайти в интернет. Посмотреть, в каких делах специалист участвовал, как о нём говорят клиенты.

Если юрист является гендиректором 10 компаний, часть которых уже исключена из ЕГРЮЛ, — я бы насторожился.

Был случай, например, когда мы просто в открытом доступе в интернете нашли информацию о такой «коллеге». Выяснилось, что она 3 раза меняла фамилию, под одной из них была лишена статуса адвоката за неэтичные действия, а под другой на сайтах судов легко ищется как ответчик в нескольких делах: с неё взыскивали деньги обманутые клиенты.

- Имеет смысл искать юриста, который «решает проблемы» путём заноса денег «кому надо»?

- Самая распространённая схема мошенничества с «покупкой» суда выглядит так. Некто приходит к юристу «со связями» и говорит: «Мне нужно такое-то решение. Можете устроить?». Тот отвечает: «Конечно, могу. С вас N тысяч долларов». Берёт деньги себе и просто ждёт. Если суд выносит нужный вердикт случайно — юрист объявляет это своей заслугой.

Если же он показывает клиенту заранее написанное решение, а потом судья слово в слово пишет это же решение — ну, значит, юрист реально «договорился» с нужными людьми.

Лично я резко против подобных методов. Не только с точки зрения этики, но из-за пресловутой непредсказуемости наших судов. И надо понимать: если вы можете заплатить, то же способна сделать и другая сторона.

Лучше сначала оценить ситуацию и попытаться выиграть законными методами.

- Реально ли современному отечественному бизнесу как-то прожить без судов, банкротств и прочего сутяжничества?

- Пока ведёшь бизнес — так или иначе будешь иметь дело с судами и юристами.

Этот как со здоровьем. Если бегать по утрам, правильно питаться и не иметь вредных привычек — то с врачами, скорее всего, придётся встречаться нечасто. Но прожить 100 лет без обращения к медицине, скорее всего, не получится.

Необязательно именно ваши действия приведут к суду. Например, контрагент попадёт в банкротство. И вам придётся через суд включаться к нему в реестр кредиторов, чтобы вернуть хоть часть денег, которые он вам должен.

И как многие люди идут к врачу, когда не просто болит, а уже почернело и отвалилось — так и российский бизнес часто приходит к юристу, когда дело уже в суде, а то и первая инстанция проиграна.

Сначала предприниматель решает сэкономить на юр. услугах: «Тут же всё предельно понятно, сам справлюсь». А потом выясняется, что он забыл о чём-то заявить, представить какие-то документы, а во второй инстанции новых доказательств к делу приобщить уже нельзя… И начинаются проблемы.

В договорах иногда ненужная самодеятельность. В 95% случаев стандартные взаимоотношения сторон можно описать шаблонными вариантами, которые легко найти в интернете и доработать под себя. Но в 5% «заковыристых» случаев экономия на юристах приводит к печальным последствиям.

- И что лучше — брать юристов в штат? Привлекать на аутсорс? Искать под каждую задачу подходящего узкого специалиста?

- Нет единого ответа. Зависит от бизнеса и его масштабов. Если вы сталкиваетесь с налоговым правом раз в квартал и это выходит за рамки знаний главбуха — наверное, достаточно проверенного юриста на аутсорсе.

Если же это непрерывное согласование и обслуживание однотипных договоров — то имеет смысл привлекать юриста в штат. Опять же, если он всю жизнь занимается договорами поставки — то лицензионный договор нормально уже не напишет. А в договоре цессии упустит какой-нибудь важный нюанс, не учтёт интересы компании в случае банкротства контрагента и тому подобное.

Поэтому я за обслуживание бизнеса в юридической компании. За сумму, сравнимую с зарплатой одного юриста, получится покрыть куда больше различных вопросов.

- Каковы тенденции в развитии российской судебной системы? Виден ли просвет, или ждём, пока все судьи уйдут на пенсию?

- Боюсь, никаких кардинальных улучшений не будет, если с нашими судами не сделают то, что когда-то Саакашвили в Грузии провернул с ГАИ: уволить всех, набрать новых.

Сейчас в судах работает отрицательная селекция. Чтобы закрепиться и построить карьеру, не нужно быть самым умным, знающим, честным и неравнодушным. Нужно быть самым лояльным к системе.

Примеры войны с системой есть, но они скорее подтверждают правило. Был один такой яркий персонаж — судья Мосгорсуда, Сергей Пашин. Он говорил: «Есть два типа юристов. С одним беседуешь про римское право, а другому — объясняешь, что слово „Постановление“ пишется посередине строки».

Он сам был как раз из первой категории, а система активно выдавливает таких людей, как нечто инородное. Его увольняли дважды, он оба раза восстанавливался через суд, и в итоге ушёл в отставку уже по собственной инициативе.

Судьи Верховного суда, которые должны быть элитой правовой системы, допускают ошибки, за которые было бы стыдно второкурсникам юрфака.

Однажды у нас был случай в Измайловском суде. Судью по гражданским делам назначили на должность после 5 лет работы помощником судьи по уголовным делам. Когда она в исковом заявлении прочитала про договор аренды с правом выкупа, то долго не верила, что такие бывают.

Пришлось ей напоминать о свободе договора и открывать Гражданский кодекс на нужной странице. Вот такой уровень.

Так что, если бы мне пришлось решать вопрос, что делать с судами в потенциальной прекрасной России будущего, я бы не смог придумать, как изменить печальную ситуацию, какая есть сейчас.


----- РАБДНО

PLATFORMA и юридическая фирма “Хренов и Партнеры” помогут бизнесу в международных спорах

Всё о юридических и финансовых технологиях

Мы пишем о технологиях роста, новых моделях заработка для юристов, неординарных героях со всего мира. Ежедневно публикуем важнейшие юридические новости, обзоры и аналитику.