Адвокаты и юристы о взыскании «гонорара успеха» в 308 млн руб.
Несмотря на то что суд частично не согласился с доводами первой инстанции, он указал, что неверные выводы не привели к вынесению неправильного решения


Начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина указала, что в основу решения положены доводы о нарушении НПО им. Лавочкина процедуры закупки у единственного поставщика, которые строятся исключительно на пояснениях прокуратуры. 

На сайте Десятого арбитражного апелляционного суда появилось мотивированное решение по апелляционным жалобам на решение Арбитражного суда Московской области, который взыскал с адвоката Игоря Третьякова в пользу АО «Научно-производственное объединение им. Лавочкина» более 308 млн руб. неосновательного обогащения, но отказал во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Как ранее писала «АГ», с 5 июля 2016 г. по 26 января 2018 г. НПО им. Лавочкина заключило с адвокатом АК «Третьяков и партнеры» Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг, дела по которым были однородны и касались споров об исполнении государственных контрактов. За свою работу адвокат получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»).

Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело и ему предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

13 августа прокуратура Московской области в интересах Росимущества подала к НПО им. Лавочкина и Игорю Третьякову исковое заявление о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Первая инстанция удовлетворила иск прокуратуры частично 

Согласно решению Арбитражного суда Московской области от 18 декабря 2018 г. прокуратура просила взыскать с Игоря Третьякова в пользу НПО им. Лавочкина более 308 млн руб. неосновательного обогащения и 13 млн руб. процентов, а также проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ по дату рассмотрения спора по существу.

Тогда суд отметил, что при привлечении исполнителя на оказание юридических услуг АО «НПО им. Лавочкина» (заказчику) следовало руководствоваться требованиями Положения о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос», а именно разместить извещение о закупке с приложением проекта договора либо с формированием пояснительной записки. Суд указал, что согласно представленным документам только в одном случае была сформирована служебная записка с указанием цены договора 150 тыс. руб. и предмета договора, между тем каких-либо обоснований выбора данного способа закупки, конкретного поставщика и определения цены не имеется.

Крах гонорара успеха: к чему это приведет? Читайте в колонке Александра Московкина

По мнению суда, не доказан факт оказания Игорем Третьяковым услуг представительства для НПО им. Лавочкина по оспариваемым договорам. Также нет доказательств и того, что адвокат специализируется в области судебного представительства и обладает специальными познаниями в области государственных оборонных заказов в ракетно-космической отрасли, в поставках сырья и материалов по международным контрактам.

«Из изложенного следуют сомнения в том, что адвокат Третьяков И.А. мог представлять интересы АО “НПО им. Лавочкина” в судах, в том числе за такую существенную плату по одинаковым и в совокупности не представляющим значительной сложности делам», – отметил суд. Он указал, что по смыслу ст. 10 ГК РФ злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц: «Злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, является основанием для признания этих сделок ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ как не соответствующих закону».

Суд решил, что требования заявителя о признании недействительными оспариваемых договоров подлежат удовлетворению, и указал на необходимость вернуть НПО им. Лавочкина более 308 млн руб., отказав во взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Апелляция оставила решение нижестоящей инстанции в силе

Не согласившись с решением суда, прокуратура, Игорь Третьяков, Сергей Лемешевский и Межрегиональная коллегия адвокатов (МКА) г. Москвы обратились в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.

Кроме того, в суд обратились начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина и юрист Алексей Тарасевич, которые были привлечены Игорем Третьяковым для оказания содействия по исполнению обязательств по оспариваемым договорам. Они полагали, что судебный акт нарушает их права и законные интересы. Апелляционные жалобы также подали НПО им. Лавочкина и Роскосмос.

В судебном заседании представители прокуратуры просили в удовлетворении апелляционных жалоб Третьякова, Лемешевского и МКА г. Москвы отказать, производство по апелляционной жалобе Кузьминой и Тарасевича прекратить, обжалуемый судебный акт изменить в части отказа во взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ. Представитель Роскосмоса подержал доводы апелляционной жалобы прокуратуры, возражал против удовлетворения жалоб Кузьминой и Тарасевича, Третьякова, Лемешевского и МКА г. Москвы. Представитель НПО им. Лавочкина поддержал доводы апелляционной жалобы прокуратуры и Роскосмоса.

Представитель Третьякова, адвокат Ольга Москалева, просила обжалуемый судебный акт отменить, перейти к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в суде первой инстанции. Представители МКА г. Москвы просили обжалуемый судебный акт отменить, производство по делу в части исковых требований о взыскании неосновательного обогащения прекратить, в остальной части иска отказать. Кроме того, Третьяков и МКА г. Москвы указывали, что спор является корпоративным, в связи с чем надлежащим истцом по настоящему делу должно быть НПО им. Лавочкина.

Представитель Сергея Лемешевского поддержал доводы его жалобы и жалобу Третьякова. Тарасевич и Кузьмина возражали против доводов прокуратуры и поддержали доводы апелляционных жалоб Третьякова, Лемешевского и МКА г. Москвы.

В своем постановлении апелляционный суд указал, что в решении Арбитражного суда Московской области не содержится выводов непосредственно о правах и обязанностях Кузьминой и Тарасевича. В связи с этим суд производство по жалобе прекратил.

По существу спора апелляция указала, что суд не может согласиться с выводом первой инстанции о недоказанности факта оказания услуг для НПО им. Лавочкина по спорным договорам, поскольку он противоречит представленным в материалы дела доказательствам, в том числе протоколам судебных заседаний и процессуальным документам, составленным по судебным делам, являющимся предметом оспариваемых договоров.

Вместе с тем суд посчитал, что это не привело к принятию неправильного решения. Апелляционный суд указал, что до 5 апреля 2017 г., то есть до преобразования, НПО им. Лавочкина находилось в ведомственном подчинении Роскосмоса, которым было утверждено Положение о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».

Апелляция указала, что в отношении каждого из договоров, заключенных с Третьяковым, должна была быть сформирована пояснительная записка с обоснованием условий, указанных в п. 16.1.1 Положения о закупках, тогда как в единственной имеющейся пояснительной записке данные требования не выполнены. К остальным договорам пояснительная записка сформирована не была.

Суд подчеркнул, что в нарушение п. 6.6.2 (37) Положения о закупках договоры были заключены с одним и тем же лицом по одному и тому же поводу и основанию с разницей лишь в номерах арбитражных дел. Он указал, что, таким образом, материалами дела подтверждается, что они заключены с нарушениями и в обход Положения о закупках Роскосмоса, требований Закона о закупках и ГК, что может быть квалифицировано как явное злоупотребление правом. В связи с этим суд согласился с выводом первой инстанции о наличии оснований для признания оспариваемых договоров недействительными в силу их ничтожности на основании ст. 10 и ст. 168 ГК.

Вместе с тем апелляция указала, что с учетом того, что сделки исполнялись и истцом не доказано явного превышения произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», удовлетворению не подлежит.

Суд отметил, что фактически по спорным договорам юридические услуги оказывались не Третьяковым и не другими адвокатами возглавляемого им филиала МКА, а третьими лицами, в частности, штатными сотрудниками общества либо сотрудниками Некоммерческого партнерства «Адвокатское бюро «Третьяков и партнеры», одним из учредителей которого является Третьяков. При этом сам адвокат лично ни в одном из судебных заседаний участия не принимал и не присутствовал, ни одного документа процессуального или иного характера не подавал и не подготавливал, тогда как доверенности, выданные Третьякову, не допускали передоверия.

Кроме того, апелляция указала, что на момент обращения прокуратуры с иском по настоящему делу в суд и на настоящее время акции НПО им. Лавочкина принадлежат Российской Федерации (Роскосмосу и Росимуществу), поэтому она наделена правом обратиться в суд с иском о признании недействительными спорных сделок. 

Суд согласился с тем, что надлежащим истцом по делу должно быть НПО им. Лавочкина, однако отметил, что само по себе нарушение не привело к принятию неправильного судебного акта. Апелляция учла, что НПО им. Лавочкина решение суда не обжалует и его позиция совпадает с позицией прокуратуры.

Таким образом, суд постановил решение Арбитражного суда Московской области оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Адвокаты и юристы проанализировали постановление апелляции

В комментарии «АГ» Елена Кузьмина отметила, что в основу решения положены доводы о нарушении НПО им. Лавочкина процедуры закупки у единственного поставщика, которые строятся исключительно на пояснениях прокуратуры. «Опровергнуть эти доводы может лишь само НПО им. Лавочкина, представив свои внутренние документы: пояснительные записки, протоколы закупочной комиссии и т.д. Однако ход судебного процесса показал, что общество от самостоятельного участия в деле фактически устранилось», – отметила Елена Кузьмина. При этом, подчеркнула она, вопреки доводам суда, из протоколов допросов сотрудников НПО им. Лавочкина следует, что необходимые документы составлялись. «Один такой протокол, оказавшийся в распоряжении адвокатов Третьякова, мы попытались приобщить к материалам дела, но получили отказ», – пояснила юрист.

Кроме того, Елена Кузьмина указала, что впервые НПО им. Лавочкина обратилось к Третьякову в 2016 г., когда в производстве суда первой инстанции было всего лишь два дела по искам Роскосмоса к НПО. «Тогда никто не мог предположить, что в дальнейшем Роскосмос буквально начнет заваливать подведомственное ему предприятие многочисленными исками по разным госконтрактам на общую сумму почти 6 млрд руб. Как в такой ситуации стороны в 2016 г. могли заключить договор на все дела (в том числе на те, которые появятся в будущем), остается загадкой», – подчеркнула она.

Юрист отметила, что по договору об оказании юридических услуг по судебному представительству указание на номер дела, его предмет и суд, в производстве которого дело находится, и является тем существенным условием, которое позволяет идентифицировать обязательства сторон по конкретному договору, установить его предмет. При этом, добавила Елена Кузьмина, объем услуг, который исполнитель оказывает в процессе представления интересов по судебному делу в арбитражном суде, фактически установлен в ст. 62 АПК РФ, и стороны вправе сузить полномочия представителя или расширить их, исходя из интересов доверителя.

Также Елена Кузьмина выразила удивление в связи с тем, что суды сводят юридические услуги по делам исключительно к выступлению в судебных заседаниях, в то время как основной объем работы проделывается при анализе документов, выработке правовой позиции и составлении процессуальных документов. «Специалисты, привлеченные Третьяковым, подтвердили суду, что вся эта работа проводилась именно им», – добавила она.

В то же время юрист положительно отнеслась к тому, что суд апелляционной инстанции, в отличие от Арбитражного суда Московской области, изучив материалы судебных дел, по которым она и Алексей Тарасевич защищали интересы НПО им. Лавочкина, установил, что юридические услуги по спорным договорам были оказаны в полном объеме. Более того, указала она, суд также отметил, что нет оснований считать оплату по договорам превышающей рыночную стоимость оказанных услуг.

«Мы уже готовим кассационную жалобу и, безусловно, будем обжаловать судебные акты, вынесенные по делу судами первой и второй инстанций, вплоть до Верховного Суда», – сообщила Елена Кузьмина.

Анализируя решение апелляции, управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов указал, что, с одной стороны, суд обстоятельно подошел к оценке правовой природы соглашения об оказании юридической помощи, лично-доверительных отношений между адвокатом и доверителем и действий адвоката, оказывающего юридическую помощь не в личном качестве, а с помощью третьих лиц.

«С другой стороны, постановление показывает механизмы, с помощью которых прокуратура с легкостью вмешивается в оценку адвокатского гонорара по соглашению, заключенному с третьим лицом, признаются недействительными договоры и взыскивается неосновательное обогащение за оказанную юридическую помощь», – отметил эксперт. Адвокат добавил, что, несмотря на то что процессуальное законодательство наделяет прокурора полномочиями обратиться с иском о признании недействительными сделок, совершенных органами государственной власти, вместе с тем вопрос доступа к соглашениям юридического лица, содержащим сведения, составляющие адвокатскую тайну, судом остался неисследованным.

По его мнению, вывод суда о том, что спор является корпоративным и прокурор не выступает надлежащим истцом, вместе с указанием на то, что это нарушение не привело к принятию неправильного судебного акта, содержит явное противоречие.

Алексей Иванов посчитал, что при заключении с государственными компаниями соглашения на оказание юридической помощи адвокатам необходимо понимать, что они с легкостью могут быть признаны заключенными в нарушение публичных интересов, квалифицированы как злоупотребление правом и признаны недействительными. Это, в свою очередь, приведет к взысканию неосновательного обогащения и возникновению угрозы уголовного преследования. «До тех пор пока вопрос о “гонораре успеха” не будет разрешен на законодательном уровне, он будет решаться с помощью институтов признания сделок недействительными и взыскания неосновательного обогащения или, что еще хуже, уголовного преследования», – заключил он.

Адвокат КА «Адвокат» Максим Жмурков посчитал, что решение суда оставлено в силе по формальным основаниям: «именно такой-то адвокат не принимал участие в заседаниях, передал ведение дела из коллегии в бюро своего имени, а подконтрольное государству юридическое лицо не обосновало порядок выбора единственного поставщика товаров (работ, услуг) и выбор цены».

«Прискорбно, что серьезные адвокаты зачастую манкируют должным оформлением отношений с доверителем, однако и сами юридические лица не утруждают себя составлением обоснований спорных решений. Еще большую тревогу вызывает подход контролирующих органов к вопросам вмешательства в соглашения доверителей с адвокатами. Адвокат не оказывает услуги, а выполняет поручение, заказчик не является покупателем, он доверитель в соглашении с адвокатом. И в силу особого характера отношений “доверитель – адвокат” неправильно допускать возможность для третьих лиц (не по инициативе доверителя) диктовать или оспаривать отдельные методы осуществления адвокатом юридической помощи в конкретном деле или делах», – указал Максим Жмурков.

В то же время адвокат назвал положительным то, что в апелляционном определении суд не одобрил попытку ревизии наличия оснований для обращения к адвокату под тем предлогом, что у доверителя имеется собственное юридическое подразделение.

Советник АБ «Бартолиус» Сергей Будылин предположил, что, возможно, идея разделения «гонорара успеха» на две части в данном случае состояла в том, чтобы уложиться в предписанные Положением рамки для закупки у единственного поставщика. «Пусть “твердая цена” будет меньше порогового значения в 500 тыс. руб. (в деле упоминается сумма в 150 тыс. за процесс), и договор можно смело заключать. А уже общая сумма гонорара может быть какой угодно (в среднем вышло по 15 млн руб. за дело)», – указал он.

Сергей Будылин отметил, что апелляционный суд отверг эту схему, но не из-за «гонорара успеха» как такового, а из-за нарушения правил госзакупок. «Апелляция, правда, сосредоточилась на вопросе “дробления” договоров, но и система ценообразования вызывает в этом смысле как минимум не меньше вопросов», – отметил он.

По его мнению, аргументация суда насчет «дробления» не выглядит особенно убедительной: «Сваливать “в одну кучу” все процессы по взысканию убытков и неустоек по разным договорам с разными контрагентами довольно странно». В то же время Сергей Будылин посчитал, что сопоставление средней цены в 15 млн руб. за дело с максимальным порогом в 0,5 млн действительно «наводит на размышления».

«Аргумент суда насчет того, что адвокат обязан ходить в процесс только лично, представляется сомнительным и добавленным в судебный акт “на всякий случай”. Остается надеяться, что суды не будут использовать подобные аргументы слишком активно», – отметил Сергей Будылин.

Он отметил, что основной вывод, который адвокатам следует сделать из этого дела, состоит в том, что если порог для закупок без торгов составляет полмиллиона, а сторона договора планирует получить 300 млн руб., то, возможно, все же стоит пройти через процедуру торгов.

Обжалование объявления в розыск

Стоит отметить, что ранее «АГ» писала о том, что 25 июля 2018 г. в отношении Игоря Третьякова было вынесено постановление об объявлении его в розыск, что было одним из оснований для избрания в его отношении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Тогда сторона защиты возражала против удовлетворения ходатайства о помещении Игоря Третьякова в СИЗО. Адвокаты подчеркивали, что Игорь Третьяков не скрывался от органов предварительного следствия, а решение об объявлении его розыска незаконно. Кроме того, Игорь Третьяков характеризуется с положительной стороны, трудоустроен, располагает доходом, у него есть малолетний ребенок, родители-пенсионеры, и он не намерен скрываться. В связи с вышеизложенным защита попросила изменить меру пресечения на домашний арест или запрет определенных действий.

31 мая суд рассмотрел жалобу на постановление об объявлении адвоката в розыск (решение суда есть у «АГ»). Бабушкинский районный суд г. Москвы посчитал, что оно вынесено в рамках возбужденного уголовного дела, при наличии объективных данных и достаточных оснований для объявления в розыск подозреваемого, надлежащим должностным лицом в пределах процессуальных полномочий, предоставленных ему законом, в связи с чем отвечает положениям ст. 7 УПК РФ.

Кроме того, суд учел, что из представленных материалов следует, что 26 июля 2018 г. Третьяков располагал данными об объявлении его в розыск, вместе с тем мер к явке в правоохранительные органы не предпринял и о своем местонахождении следователю не сообщил. Таким образом, Бабушкинский районный суд г. Москвы оставил жалобу без удовлетворения.


---- Марина Нагорная, Адвокатская газета

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.


Мы пишем о стартапах, Legal Tech, новых моделях заработка, неординарных героях со всего мира и технологиях роста. Ежедневно мы публикуем важнейшие новости, мнения, обзоры и аналитику.

Почта доверия для инсайдов (ничего не будет опубликовано без вашего согласия): secret@platforma-online.ru.

Контакты редакции

Нина Данилина