Войти Регистрация

Никита Куликов: "Есть идея создать в России офшорную зону для криптовалют"

Никита Куликов: "Есть идея создать в России офшорную зону для криптовалют"

Никита Куликов, учредитель АНО "ПравоРоботов", руководитель рабочих групп по законодательному регулированию цифровой экономики при ГосДуме РФ,  рассказал PLATFORMA, какими правами и обязанностями нужно наделить роботов и искусственный интеллект, зачем принимать закон о регулировании больших данных в ближайшие полгода и почему Крым может стать криптовалютным офшором.

Никита, расскажите, пожалуйста, как у вас возник интерес к теме прав роботов? Почему решили основать "ПравоРоботов"?

Интерес к этой теме возник после того, как в послании к Федеральному собранию наш президент озвучил необходимость модернизации экономики России, тогда же возник термин "цифровая экономика".

В то время я как юрист специализировался на корпоративном праве, начал изучать иностранные рынки и увидел, что потенциал цифровой экономики колоссальный.Этот рынок только начинает формироваться во всем мире, и мы можем выступить в данном сегменте наравне со всеми, особенно в части взаимоотношений человека и искусственного интеллекта, искусственного интеллекта и робота. Это крайне перспективные и амбициозные задачи. Мы фактически создаем задел на 20-30 лет вперед.

На площадке "ПравоРоботов" специалисты в области права и законодательства, государственные чиновники, it-евангелисты и пионеры робототехники ведут диалог и вносят вклад в развитие цифровой экономики России.
С июля 2017 года я являюсь экспертом Экспертного совета по развитию экономики нового технологического поколения Государственной Думы РФ и там активно поднимаю вопросы цифровой экономики, стараюсь включать их в повестку дискуссий. На последнем заседании перед летними каникулами Госдумы я выступил с инициативой о создании трех рабочих групп: по беспилотным автомобилям, по большим данным и по криптовалютам.

Когда, по вашему мнению, в России появится закон о взаимоотношениях человека и робота?

Как мне кажется, учитывая то какой общественный резонанс получило обсуждение данной темы, уже через полгода можно ожидать в информационном поле проект такого закона. Однако сдается мне, что в такие сжатые сроки создать качественный закон нереально, и скорее всего, мы получим "сырой" законопроект, если конечно кто то возьмется за его подготовку.

Ситуация осложняется тем, что в нашем законодательстве отсутствует терминология, которая в том числе может быть использована в описании процессов Цифровой экономики. Мы провели анализ и выяснили, что ситуация действительно катастрофическая: так, термин "робот" присутствует только в специфических регламентах (например, в документах таможенной службы описывающих вид продукции для растормаживания), термин "робототехника" - в приказе Министерства Образования РФ Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования, а термин "искусственный интеллект" вообще чуть ли не единственный раз в нормативных актах употребляется в описании к ГОСТ "Информационное обеспечение техники и операторской деятельности".

Если у нас на законодательном уровне не существует понимания, что такое робототехника и искусственный интеллект, каким образом можно их регулировать?

Нужно разрабатывать терминологию с нуля. Поэтому, по моему мнению, раньше, чем через 3-5 лет полностью проработанный проект закона не должен появиться.

Общество считает, что у роботов должны быть только обязанности и никаких прав. Вы согласны с такой точкой зрения?

Под определение роботов сейчас подпадают как условный робот из кинофильма "Звездные войны", и рука-манипулятор, которая занимается сваркой автомобилей на заводе, и робот-хирург, который проводит операции без участия человека. Для обывателя все это роботы, вне зависимости от того что они существенно отличаются по своему функционалу и способностям.

Я считаю, что для начала роботов необходимо классифицировать. Если робот может принимать какие-либо решения, то к нему нужно относиться соответственно, и уж точно иначе чем к другому типу роботов, который используется как инструмент, как условно молоток.

Собственно мы сейчас стараемся определиться с терминологией, чтобы в дальнейшем ни у кого не возникло подобных вопросов и сомнений. Но при том уровне, на котором робототехника находится сейчас, ни о каком другом варианте, кроме как использовании роботов в качестве инструмента, говорить не приходится.

Россия получит 460 млн от банка БРИКС на развитие судебной системы. Кредит поможет оснастить суды ИТ-инфраструктурой и перейти на "цифровизацию правосудия", включая искусственный интеллект в судах. Ваше к этому отношение. Насколько быстро искусственный интеллект может проникнуть в российские суды, учитывая их консерватизм?

В сегменте Legal Tech все выглядит гораздо более позитивно, чем в сфере робототехники. Искусственный интеллект и алгоритм, которые планируется ввести в судебную систему, основываются на прецедентном праве, то есть на многолетней практике. Кроме того, он может уловить тенденции и предсказывать решения отдельных судей.

Уже есть российские разработки, которые прогнозируют решения судов с точностью до 80%. По простейшим задачам (административным нарушениям) точность прогнозов искусственного интеллекта может достигать 98%. А по более сложным делам - прогноз искусственного интеллекта с большой вероятностью не будет отличаться от подхода судьи, который также изучает предшествующую практику.

Я считаю перспективу внедрения искусственного интеллекта в суды положительной тенденцией. Это упростит работу судов и снимет любого рода подозрения о какой бы то ни было ангажированности решений.

Каким образом нужно регулировать криптовалюты и процедуру ICO в России?

Для государства криптовалюты и ICO интересны только с одной точки зрения – с налоговой (если человек получает доход, он должен заплатить налог). Cложность криптовалют в том, что они подразумевают под собой трансграничную передачу информации: ты находишься в России, а твой кошелек может быть в другой юрисдикции. Как это урегулировать и платить налоги в России, основной вопрос, который должен заботить государство и который нужно как-то решить, так как действующих законов недостаточно.

Второй вопрос – как обезопасить граждан от возможных мошеннических действий людей, которые проводят ICO с целью наживы. Некоторые граждане отдают последние деньги или закладывают единственное жилье, чтобы купить криптовалюту. Но это вопрос не искусственного ограничения каких-либо инструментов, а проблема популяризации экономической грамотности и самоконтроля.

Я уверен, что запрещать криптовалюты не нужно, потому что это в принципе невозможно. А вот платить налоги с операций с криптовалютами необходимо. Именно в эту сторону надо направить основные усилия.

На какую из стран имеет смысл ориентироваться России в плане криптовалют? В Китае банкам запрещены операции с криптовалютами, но разрешены для физических лиц. В Швейцарии виртуальные деньги приравнены к иностранным валютам. Вы рассматривали западный опыт?

Да, конечно. Например, Япония разрешила хождение биткоинов наравне с основной валютой. Это то же самое, если, например, разрешить расплачиваться в российских магазинах японской иеной. Я считаю это не самым лучшим решением – мне кажется, должна оставаться некоторая автономность в валютной сфере у любой страны: должна оставаться национальная валюта, как одна из основ суверенитета страны, а любые остальные валюты можно менять на национальную в лицензированных операционных кассах. Но пытаться впихнуть биткоин в действующую законодательную базу не стоит.

У Китая особый путь в сфере криптовалют. За счет того, что 70-80% биткоиновых ферм сосредоточены именно в Китае, они могут манипулировать рынком. Именно поэтому, озвученный китайскими властями запрет на операции с криптовалютами – это элемент игры. Именно поэтому, Китай не может быть примером для России в этой сфере. В последнее время мы прорабатываем идею дать криптовалютам возможность свободного хождения в России в рамках определенной офшорной зоны. Например, если создать криптовалютный анклав в Крыму, мы гораздо быстрее сможем интегрировать его в мировую экономику, и странам, которые не признают Крым частью России, так или иначе, придется с взаимодействовать с данной территорией в рамках криптоэкономики, в частности действовать по российским законам или по международным нормам, ратифицированным Россией, и тем самым эти страны и де-факто и де-юре легитимизируют Крым для себя как часть России. Учитывая, что у такой истории есть открытый геополитический подтекст, данную инициативу я еще открыто нигде не озвучивал, но вопрос мы продолжим прорабатывать.

Почему есть необходимость принять законы в сфере беспилотного транспорта?

Мы постарались систематизировать сферу цифровой экономики. Условно мы разделили ее на три области: краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные.
Вопросы, связанные с искусственным интеллектом, - это долгосрочная перспектива. Робототехника - среднесрочная перспектива. К краткосрочной перспективе я отнес законодательно регулирование в сфере беспилотного транспорта и разработка терминологии относительно робототехники.
Именно проблемы на законодательном уровне мешают развиваться беспилотному транспорту в России. Некоторые страны уже сняли ограничительные барьеры, и мы тоже можем стать одними из первых в данной отрасли, а не догоняющими, но при условии, если примем соответствующие законы в максимально сжатые сроки время.

Какие основные сложности есть на пути распространения BigData в России?

Сложности те же, что и в сфере ИИ. Например, беспилотные автомобили будут генерировать большой поток данных (big data). Но как уже было отмечено, не существует единого подхода к пониманию что же все-таки под данным термином понимается: big data можно понимать, как данные получаемые c разных источников по определенной тематике. С другой стороны, без дополнительной обработки эти данные не имеют смысла, поэтому под big data можно понимать процесс обработки собранных данных, и трансформацию ее в более конкретные данные. Ну и наконец, big data можно считать товаром. Пока мы не определимся терминологией, закон принимать нельзя.

Сейчас существует 4 проекта закона о больших данных, и все они в той или иной мере нуждаются в доработке. Учитывая назревшую необходимость в таком нормативно-правовом акте, я надеюсь, что его примут не позднее первого квартала 2018 года.

PLATFORMA размещает интересные новости правового характера с обязательным указанием источника. Присылайте материалы для размещения в блоге на info@platforma-online.ru