Войти Регистрация

Ксения Михайличенко: «Иностранцев шокирует компенсация в 5 тыс в иске к «Аэрофлоту»

Ксения Михайличенко: «Иностранцев шокирует компенсация в 5 тыс в иске к «Аэрофлоту»

Юрист Ксения Михайличенко, представлявшая интересы стюардесс в деле о дискриминации в «Аэрофлоте», рассказала PLATFORMA, как ей удалось выиграть суд, какие козыри использовал «Аэрофлот, чем ее удивило положительное решение Мосгорсуда и почему в ЕСПЧ ее клиенты могли бы получить гораздо большую компенсацию.

Ксения, как к вам пришло это нашумевшее дело стюардесс против «Аэрофлота»? Почему вы за него взялись и на что рассчитывали ваши клиенты?

В декабре прошлого года к нам в АНО «Центр социально-трудовых прав» обратилась председатель Шереметьевского профсоюза бортпроводников Илона Борисова. Она рассказала, что с августа 2016 года стюардесс «Аэрофлота» с размером одежды больше 46-го отстранили от международных рейсов. Кроме того, у таких сотрудниц резко уменьшилась и надбавка «за профессиональную успешность». Нас попросили разобраться в этой ситуации, поскольку «Центр социально-трудовых прав» несколько лет ведет стратегические дела различных профсоюзов (учителей, работников здравоохранения).

Мы поообщались с Евгенией Магуриной – стюардессой, которая подала первый иск против дискриминации в «Аэрофлоте». Выяснилось, что все юристы, к которым она ранее обращалась, от нее отказались. В том числе и потому, что историю с распределением на российские рейсы оспорить невозможно: формально в трудовом договоре прописана только санитарная норма максимума часов полета.

На вопрос Евгении, почему ее перевели только на российские рейсы, руководство отвечало, что «так распределила программа». Мы зашли с другой стороны и попросили Евгению поинтересоваться у руководства, почему ей снизили надбавку за профессиональную успешность, которая на протяжении 7 лет была максимальной. Директор департамента обслуживания ответил, что Евгения не соответствует локальному акту компании «Аэрофлот», утвержденному генеральным директором еще в 2011 году, в котором указано, что стюардесса должна иметь размер в диапазоне 42-46. Для мужчин норма – 46-54 размер. В письме было указано, что акт действует с 2011 года.
Но Евгения работала в “Аэрофлоте” с 2010 года, всегда носила размер одежды больше 46-го ы и до 2016 года получала максимальную премию.

Выяснилось также, что в положении об оплате труда есть несколько критериев. По четырем из 5 критериев у нее максимальные баллы, в том числе и по всем по всем дисциплинам, которые они сдают раз в год (плавание, бег, прыжки и проч). А по пятому критерию (соответствию размеру одежды) - балл нулевой, так как она носит размер больше 46-го».

Мы решили обжаловать этот акт. Ведь размер одежды не влияет на профессиональную успешность. Помогли Евгении усовершенствовать иск и пришли на первое заседание с уточненными требованиями признать дискриминационными положения локального акта и взыскать недоплаченную часть премии.
В денежном эквиваленте компенсация выходила около 5 тыс руб в месяц. Но это был не вопрос денег. Евгению задела такая дискриминация по размеру одежды. Одновременно с Евгенией иск подала ее коллега, Ирина Иерусалимская. Но судилась она через другого адвоката и в другом суде.

И оба суда отклонили иски стюардесс к «Аэфролоту»?

Да. Суд первой инстанции отказал нам по причине, что дискриминацию в суде установить нельзя. На мой взгляд, это была отписка. Ирине Иеруслимской суд отказал основании срока обжалования: якобы как акт был принят в 2011 году и обжаловать его нужно было тогда же.

После этого мы пошли в Мосгорсуд. Ирина к тому времени отказалась от своего адвоката, мы взяли и ее дело. В Мосгорсуде мы вели уже два дела, Евгении и Ирины. Мы выиграли. Мосгорсуд постановил, что требования по размеру одежды является дискриминационным, так как не относятся к деловым качествам работника.

В свою очередь «Аэрофлот» приводил ряд интересных аргументов. Например – «бортпроводник крупнее 46 размера не пройдет в проход и не выйдет в аварийный выход». Интересно, а как же Евгения и другие корпулентные стюардессы сдали все испытания перед допуском к работе?

Еще одним аргументом «Аэрофлота» был пример индийского лоукостера и северо-корейских авиалиний, которые устанавливают стандарты для стюардесс. Не уверена, что России нужно на них ориентироваться.

Еще один интересный аргумент «Аэрофлота» – каждый лишний килограмм веса бортпроводника стоит для компании 756 рублей в год. Однако в таком случае не ясно, что является лишним килограммом, когда килограмм лишний, когда нелишний, в чем затраты компании и как они это считали?

Также провели социологический опрос и задали своим пассажирам вопрос: «Хотите ли вы, чтобы бортпроводник на рейсе, на котором вы летите, был приятной внешности?». Естественно 96% людей ответили, что хотят. Мы все хотим, чтобы нас окружали привлекательные люди. Но ведь не факт, что женщины крупнее 46-го размера непривлекательны. Мы обнаружили, что в Америке этот вопрос был решен 30 лет назад. В конце 80-ых американские суды признали, что стандарты одежды для стюардесс - это дискриминация.

И явно в Америке присуждали большую компенсацию морального вреда, чем у нас?

Естественно. Для иностранцев компенсация в 5 тыс рублей в таком деле – это шок. Это же меньше 100 евро. Вообще все можно было решить наверное миром, но «Аэрофлот» занял жесткую позицию: «мы хотим молодых, красивых и худых, и попробуйте доказать, что мы не имеем на это права». Нам пришлось привлечь к делу СМИ. Мы понимали, если процесс будет идти тихо, мы не победим.

У «Аэрофлота» в этом деле была довольно жесткая позиция, хорошо подкованные юристы, различные экспертизы, опросы? На что вы изначально рассчитывали, когда шли против такого гиганта?

«Аэрофлот» представлял управляющий партнер юридической фирмы "Ковалев, Тугуши и партнеры" Сергей Ковалев. Мы в «Центре социально-трудовых прав» довольно давно занимаемся дискриминацией. Центр существует уже 18 лет, ряд дел, связанных с дискриминацией на рабочем месте, мы выигрывали. Но вообще в России очень плохо с признанием дискриминации. Поэтому, когда к нам обратилась Евгения, мы ее предупредили, что не можем гарантировать успех.

Причем для Евгении и Ирины это был больше вопрос принципа, а не денег. Например, Ирина всю жизнь проработала бортпроводником в «Аэрофлоте». У нее много грамот, она попадала в аварийные ситуации и блестяще из них выходила. Все, что произошло, стало для нее большим психологическим ударом.

Во время процесса стюардессы продолжали работать в «Аэрофлоте»?

Да, они продолжали работать. Их поддерживал коллектив, потому что около 600 сотрудниц оказались в точно такой же ситуации, но побоялись пойти в суд. Руководство пыталось давить. Однако мы точно знали, что если проиграем российские инстанции, то пойдем в ЕСПЧ, и там шансы выиграть огромные. Евгения сразу же после суда уволилась, переехала в Красноярск и вернулась к профессии учителя. Она ушла победителем. А Ирина работает в «Аэрофлоте» и уходить не собирается.

Ксения, как вы оценивали шансы на выигрыш изначально? Как вы сейчас оцениваете итоги дела? В том числе моральную компенсацию в 5 тыс рублей?

Для нас было очень важно выиграть это дело. Мы вели его pro bono и готовились к нему очень серьезно. Аргументы, практика в иностранных судах, международная организация труда – все это было сделано с прицелом, чтобы потом использовать в ЕСПЧ. Я настраивалась на ЕСПЧ и не думала, что российский суд может вынести решение в пользу истцов.

С чем это связано? Возможно судьи внимательно подошли к вопросу дискриминации, а может быть причиной была большая вероятность нашего выигрыша в ЕСПЧ. Конечно, если бы мы вышли в ЕСПЧ, сумма компенсации была бы иной. В последнем подобном деле о дискриминации ЕСПЧ присудил 3 тыс евро. В нашем деле в ЕСПЧ истцы могли бы получить по 5 тыс евро.

И все же для меня как для юриста решение Мосгорсуда очень важно, потому что в нем хорошо прописано определение дискриминации. Это решение повлияет на всю авиацию, а «Аэрофлоту» придется убрать требование к размеру одежды.


PLATFORMA размещает интересные новости правового характера с обязательным указанием источника. Присылайте материалы для размещения в блоге на info@platforma-online.ru.