Войти Регистрация

Андрей Горленко: «Финансирование судебных процессов может стать популярным в сфере арбитража с участием малого бизнеса»

Андрей Горленко: «Финансирование судебных процессов  может стать популярным в сфере арбитража с участием малого бизнеса»

Есть ли будущее у коллективных исков и финансирования судебных процессов в России? Каковы перспективы у «гонорара успеха» в юридической отрасли? Как будет развиваться арбитраж? На эти и другие вопросы Platforma ответил Андрей Горленко, ответственный администратор Арбитражного центра при АНО «Институт современного арбитража», эксперт в области третейского законодательства.

Андрей, каковы основные тенденции в сфере права? Какие западные тренды в сфере права смогут прижиться на российской почве? А какие нет?

На мой взгляд, основная тенденция в сфере частного права – это обеспечение законности и стабильности гражданских правоотношений и рыночного оборота. В рамках этой тенденции в последние годы появилось множество гражданско-правовых институтов, часть из которых заимствована из других систем права.
Все эти институты могут прижиться на российской почве, если они будут использоваться добросовестными участниками оборота, а затем применяться профессиональными правоприменителями.
В этом, кстати, состоит одно из главных преимуществ арбитража. Для разрешения узкопрофильных споров, в которых возникают сложные вопросы, связанные, например, с indemnity (гарантией от убытков) или заверениями об обстоятельствах, могут быть назначены специалисты, обладающие глубокими знаниями именно в этой сфере и умеющие работать с самыми сложными правовыми механизмами.

Следует также отметить, что современный и качественный арбитраж (третейское разбирательство) уже не только западный тренд, но и восточный тоже.

Примеры динамичного и успешного развития арбитражных учреждений в Сингапуре и Гонконге, а также предпринимаемые в этом направлении действия Китая, Кореи и Японии показывает, что запрос на профессиональный альтернативный способ разрешения споров – глобальный тренд и важный фактор повышения инвестиционной привлекательности и развития национальной экономики.

Какие перспективы у «гонорара успеха» в юридической отрасли? Что мешает юристам работать за гонорар успеха?

Я полагаю, что «гонорар успеха» в целом является позитивным явлением, которое может стимулировать повышение качества юридической помощи и способствовать более эффективной защите прав. В то же время в данном вопросе (как и в любом сложном правовом вопросе, затрагивающем сразу несколько категорий участников отношений) есть много деталей, которые требуют достаточно глубокого анализа и обсуждения.

Формально «гонорар успеха» сейчас не запрещен и используется.

Например, п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает: «Адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера».
В то же время на практике возникают вопросы с возможностью его взыскания (а) с клиента; (б) с проигравшей в споре стороны. Последний вопрос является наиболее актуальным, так как невозможность возмещения таких судебных расходов делает их невосполнимыми. И это лишь один из аспектов данной проблемы.

На мой взгляд, для решения этого вопроса и внесения в него определенности (причем любой, так как мировая практика знает самые разные подходы) необходимо, во-первых, проведение качественного полноценного сравнительно-правового исследования опыта ведущих зарубежных юрисдикций по всем спорным аспектам, возникающим в раках данного вопроса. Во-вторых, на мой взгляд, профессиональное и консолидированное юридическое сообщество могло бы установить четкие подходы и стандарты, в том числе этические, к решению данного вопроса, предусмотреть эффективные механизмы контроля их соблюдения в рамках механизмов саморегулирования и предложить такое комплексное решение судам и законодателю.

Возможно подобное полноценное решение данного вопроса могло бы сформироваться в результате проведения реформы рынка профессиональной юридической помощи.

Насколько распространенной и востребованной может стать услуга финансирования судебных процессов в России? Для каких истцов она наиболее актуальна?

Данная услуга распространена за рубежом, поэтому и в России вполне может прижиться.

Она может стать очень популярной в сфере арбитража (третейского разбирательства) с участием малого бизнеса, у которого, с одной стороны, есть необходимость выиграть процесс, а с другой стороны, недостаточно средств для оплаты расходов на представителей для проведения арбитражного разбирательства и последующего исполнения арбитражного решения (в т.ч. за рубежом).

Данная услуга может быть также востребована физическими лицами – акционерами и участниками компаний, в случае возникновения корпоративных споров, которые, кстати, с 1 февраля 2017 года можно рассматривать и в порядке арбитража (третейского разбирательства).

Есть ли будущее у коллективных исков? Можете дать прогноз, сколько коллективных исков в год может подаваться в суды?

Полагаю, что будущее есть. Так как очевидно, что в современном мире в условиях развития не только промышленности, но и массовых социальных информационных технологий, нарушений прав не просто одного лица, а сразу группы лиц, к сожалению, не станет меньше.

Но для этого того, чтобы этот правовой институт заработал, требуется, чтобы сложился целый ряд факторов. Могу назвать несколько из них.

Во-первых, правовое регулирование. Так, гл. 28.2 АПК РФ «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц» была введена в действие в 2009 году. Сколько таких исков поступило в арбитражные суды за 8 лет? Можно посмотреть точную статистику, но насколько мне известно, таких исков немного, хотя по правилам этой главы могут рассматриваться и корпоративные споры. Одна из причин непопулярности предложенного в 2009 году института – несколько неудачных решений законодателя. Поэтому если никаких изменений в регулировании не произойдет, то ответ на Ваш вопрос относительно прогноза содержится в статистике за предыдущие годы. Возможно, более удачный механизм регулирования будет найден в рамках работы над единым Гражданским процессуальным кодексом. Так, Глава 50 Концепции единого ГПК достаточно удачно описывает причины непопулярности действующего регулирования и предлагает новые подходы к регулированию данного института:

«50.2. Опыт применения термина "групповой иск" показал его небольшую востребованность в судебной практике в связи с особенностями модели группового иска, реализованной в главе 28.2 АПК. Причин тому несколько, выделим только основные. Во-первых, концепция "этого же правоотношения" (ст. 225.10 АПК) понимается в судебной практике практически как соучастие. Во-вторых, групповой иск стал пониматься как допускающий предъявление требований только о признании, но не о присуждении. Такое толкование привело к крайне ограниченному использованию понятия группового иска в арбитражном процессе.
50.3. В гражданском процессе (ст. 46 ГПК) отражена конструкция иска о защите прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, который является разновидностью группового иска, но не предусматривает возможности защиты персонифицированного круга лиц.
50.4. В связи с подготовкой единого Кодекса гражданского судопроизводства РФ, рассчитанного на применение судами общей юрисдикции и арбитражными судами, необходима разработка, исходя из принципа равенства перед законом и судом, единой модели группового иска и группового производства, которая может одинаково применяться всеми судами с учетом особенностей подведомственности и разграничения предметов ведения в зависимости от того, носит ли спор экономический характер либо нет.
50.5. Проект нового Кодекса должен исходить из положений о том, что групповой иск - это иск о защите большой группы лиц, являющихся участниками не единого правоотношения, а однородной группы правоотношений;
- лиц, оказавшихся в одинаковой юридико-фактической ситуации;
- группы лиц, общие права и интересы которых нарушены одним ответчиком (соответчиками);
- подается истцом - представителем группы от имени участников группы.
При этом состав группы либо неизвестен на момент возбуждения дела, но персонифицируется в процессе судебного разбирательства, либо столь многочисленный, что не позволяет обеспечить фактическое участие в деле всех участников группы; группа имеет общее требование с единым способом правовой защиты, общим предметом доказывания; по судебному решению участники группы получают общий положительный результат (в случае удовлетворения иска);
- рассматривается в рамках группового производства, т.е. искового производства с особенностями, установленными главой 51 КГС.».

Безусловно, данные предложения подлежат дополнительному обсуждению и проработке с экспертным сообществом, однако является хорошей основой для дальнейшего развития данного института.

В то же время в рамках арбитража (третейского разбирательства) мы видим потенциал для появления некого аналога коллективных исков по корпоративным спорам, в связи с так называемыми «косвенными» или «деривативными» исками, которые подаются акционерами от имени юридического лица (например, о взыскании убытков с менеджмента компании или о признании недействительными сделок, заключенных компанией).

Так, например, ст. 72 Арбитражного регламента 2017 Арбитражного центра при Институте современного арбитража предусматривает возможность присоединения к таким искам всех участников юридического лица, а также возможность назначения ими совместного представителя, который бы консолидировал и представлял их позицию.

Во-вторых, должны появиться профессиональные представители (адвокаты) по такой категории дел, как коллективные иски. Такие представители должны уметь провести объемную работу со всеми потенциальными истцами, постараться найти позицию, которая будет устраивать всех истцов и далее профессионально защитить такую позицию в процессе.

В-третьих, возможно, для стимулирования появления таких профессиональных представителей необходимо решить некоторые смежные вопросы, такие как, например, обсуждавшийся ранее институт «гонорара успеха». Здесь также необходимо изучать зарубежный опыт и внимательно и аккуратно «примерять» его на нашу правовую действительность.

В чем смысл создания Арбитражного центра и для кого он предназначен? Как возникла идея его создания?

Идея создания Арбитражного центра при Институте современного арбитража возникла в начале 2016 года после принятия нового законодательства об арбитраже – ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Смысл заключался в том, чтобы создать в России площадку для разрешения сложных бизнес-споров в порядке арбитража, которая будет учитывать в своей работы лучший зарубежный опыт и не будет уступать лучшим мировым аналогам – арбитражным институтам в Лондоне, Париже, Стокгольме, Сингапуре, Гонконге.

В условиях проводимой деофшоризации российской экономики, а также в условиях активной работы по привлечению инвестиций в российскую экономику, необходимо создавать у нас, в России, институты, которые бы стимулировали бизнес возвращаться или приходить и оставаться.

Профессиональный и независимый арбитраж, который стал привычным способом разрешения споров за рубежом является как раз одним из таких институтов, создающих благоприятную инфраструктуру для осуществления инвестиций и ведения бизнеса в России. Данная инициатива была поддержана Федеральной палатой адвокатов РФ, Петербургским международными юридическим форумом, а также профессиональным юридическим сообществом, ведущими специалистами в сфере права, которые вошли в рекомендованный список арбитров Арбитражного центра при Институте современного арбитража.

Каковы основные тенденции в отрасли арбитражных споров? Какие изменения наблюдаются в объёмах и структуре рынка?

В настоящий момент мы находимся в переходном периоде, который был предусмотрен новым законодательством об арбитраже. До 1 ноября 2017 г. все существовавшие ранее постоянно действующие третейские суды должны либо привести свою структуру в соответствие с новыми требованиями и начать действовать на основании права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ), выдаваемого Правительством РФ, либо прекратить свою деятельность. Освобождены от необходимости получения такого специального права только арбитражные учреждения при ТПП РФ.

На данный момент право получено только двумя ПДАУ, в том числе Арбитражным центром при Институте современного арбитража (Распоряжение Правительства РФ от 27.04.2017 № 799-р).

Таким образом, представляется правильным поговорить о тенденциях после 1 ноября 2017 года.

Текущая тенденция – это совершенствование арбитражных регламентов, разработка удобной инфраструктуры для разрешения споров в порядке арбитража (третейского разбирательства). Так, Арбитражный регламент 2017 (который был недавно депонирован в Минюсте России и официально вступил в силу) является одним из самых современных сводов правил разрешения споров. Одновременно, Арбитражный центр при Институте современного арбитража работает над запуском Электронной системы, которая представляет пользователям быструю и удобную возможность начать арбитраж, следить за ходом арбитража, в любой момент загружать и скачивать документы, в том числе с мобильных устройств, добавлять в арбитраж новых представителей и участников. Электронная система также обеспечивает конфиденциальность всей представляемой сторонами информации. Пользователь получает доступ к арбитражам, в которых он выступает арбитром или представителем одной из сторон.



Platforma размещает интересные новости правового характера с обязательным указанием источника. Присылайте материалы для размещения в блоге на info@platforma-online.ru